Пользовательский поиск

Книга Психология эволюции. Автор Уилсон Роберт Антон. Страница 19

Кол-во голосов: 0

Roses are red,
Violets are blue,
You're expecting a rhyme,
But there will be none.

Юмористическая непредсказуемость этого стихотворения сообщает ему, с математической точки зрения, большую информативность, чем то предсказуемое стихотворение к дню Святого Валентина, с которого мы начали. Если вам все еще не ясно, вернитесь к элегантному упрощению Бэйтсона: “Информация — это различия, которые составляют различие”.

В математике информация также известна как негативная (отрицательная) энтропия или — широко употребляемое сокращение — негэнтропия.

Энтропия — степень омертвелости системы. Негэнтропия или информация — степень оживленности системы.

Эволюция всегда определяется по меньшей мере двумя стохастическими процессами, каждый из которых выступает в роли “селектора” другого (других). В неживых системах, где подобная “селекция” отсутствует, энтропия (недостаток связности) устойчиво возрастает, как утверждается в известном втором законе термодинамики. В живых системах, благодаря стохастической селекции, устойчиво возрастает негэнтропия (информация). По выражению Шрёдингера, “Жизнь питается негативной энтропией”. Жизнь — это процесс упорядочивания, выбора и определения связности.

Если не вдаваться в метафизику, то жизнь (эволюция) всегда ведет себя так, как если бы она всегда стремилась к более высокой связности, т. е. более высокой разумности.

Этот процесс ускоряется, ибо, как математически доказал Шеннон, является логарифмическим. Кривая, соответствующая логарифмической зависимости, уходит вверх тем круче, чем больше значение аргумента.

Таким образом, ускорения, замеченные Адамсом и Кожибским, представляют собой вклад человечества в процесс, который и без того все время присутствовал в эволюции.

Ускорение человеческой составляющей выше, чем ускорение дочеловеческой эволюционной составляющей, так как при помощи третьего, семантического контура и его символов мы способны передавать информацию (негативную энтропию — связность) из поколения в поколение.

Мировое богатство в виде “реального капитала” (действующие заводы, известные на данный момент месторождения и т. д.) удваивалось каждое поколение с тех пор, как экономисты в восемнадцатом веке начали обрабатывать статистику.

Откуда берется это богатство? По мнению ортодоксальных экономистов, оно происходит из земли, труда и капитала. По мнению марксистов, оно происходит только из земли и труда, а капиталист является вором, который поместил в этот процесс искусственную систему бухгалтерского учета. И те, и другие ошибаются. Земля и труд или земля, труд и капитал не могут произвести новое богатство, если они организованы вокруг ложной идеи — такой, например, как поиск нефти там, где ее нет. Подлинный источник богатства — это правильные идеи, жизнеспособные идеи, то есть негативная энтропия (информация).

Источником же этих связных (жизнеспособных) идей является человеческая нервная система. Все богатство создается человеческими существами, разумно использующими свои нейроны.

Однажды невротический молодой человек пришел к мастеру дзэн и спросил, как ему обрести душевный покой.

“Как тебе может чего-то не хватать, — спросил его роси,[47] — когда ты обладаешь величайшим в мире сокровищем?”

“Что же это за величайшее в мире сокровище?” — недоуменно спросил юноша.

“Место, откуда приходит этот вопрос, является величайшим в мире сокровищем”, — сказал мастер (надо заметить, сказал с совершенно не характерной для учителей дзэн ясностью).

Конечно, будучи буддистом, мастер принял обет бедности и имел в виду нечто совершенно иное, чем то, о чем мы здесь говорим. Но он знал, что весь наш опыт рождается в нашем мозгу — боль и беспокойство, блаженство и экстаз, все высшие эволюционные видения и вневременные переживания, и т. д. Мозг также является “величайшим в мире сокровищем” с точки зрения материалистической экономики: в нем рождаются все идеи, которые, находя применение в социуме, превращаются в богатство: дороги, научные законы, календари, фабрики, компьютеры, лекарства, телеги, автомобили, реактивные самолеты, космические корабли…

Если вы читаете эту книгу не в пустыне, оторвитесь от страницы и посмотрите вокруг. Все, что вы видите, кто бы теоретически этим ни “владел”, является времясвязывающим результатом материализованных или проявленных идей, родившихся в творческих умах людей. Все это — негативная энтропия. Связный порядок.

И эта система движется ко все большей связности в непрерывно растущем темпе.

Конечно, если вы все же находитесь в пустыне, вы также увидите связный порядок, но в этом случае темп его изменения в сторону большей связности будет гораздо ниже. То есть те стохастические процессы, которые мы называем генетическим дрейфом, эволюцией и т. д., стремятся к высшему порядку медленнее, чем стохастические процессы, которые называются человеческой мыслью, изобретением, культурой и т. д. (Вот почему так трудно достигнуть соглашения в вопросе о разумности природных процессов. Как отмечает Бэйтсон, если предположить, что каждый упорядочивающий процесс является разумным, тогда биосфера действительно является разумной; но если называть словом “разумный” только те упорядочивающие процессы, которые протекают с той же скоростью, с какой функционирует наш мозг, тогда природа просто механична, а не разумна. Перед инопланетянином, чье восприятие времени отличается от нашего, этот вопрос вообще никогда бы не встал.)

Большая часть того, что мы воспринимаем в человеческом мире, состоит из конкретизированных идей в указанном выше смысле. Взгляните еще раз на человеческое общество; вы видите исторический человеческий мозг, проявляющий себя вовне.

Конечно, не все идеи одинаково хороши.

Таким образом, не все проявленные идеи (человеческие творения в биосфере) одинаково хороши.

Вот почему в прошлом веке некто Джон Раскин попытался ввести различение богатства {англ. wealthбедства {англ. illth}. Это различение не было принято и не вошло в язык, так как в то время люди не были к этому готовы.

Богатство, по мнению Раскина, состоит из всех тех артефактов (конкретизированных идей), которые улучшают человеческую жизнь или жизнь вообще. Бедство состоит из тех артефактов, которые разрушают, ухудшают или унижают жизнь. Фабрика, загрязняющая воздух или воду, в этом смысле является бедством, равно как и бомба, меч, пистолет, танк или нервно-паралитический газ.

Миграция Капитала на Запад, замеченная Бруксом Адамсом, была миграцией одновременно и богатства, и бедства.

Очевидно, в примитивных планетарных условиях — ограниченное пространство и ограниченные ресурсы — бедство считалось необходимым для защиты богатства. Территориальная политика одомашненных приматов во многом сходна с территориальной политикой всех остальных млекопитающих; просто у приматов лучше развито умение создавать оружие массового поражения. Первоначально это было необходимо для выживания — Относительного Успеха Эволюции, — так как приматы, в отличие от других млекопитающих, появляются на свет без физиологического, “встроенного” оружия (смертоносных клыков, когтей, рогов и т. д.).

Начиная с Века Разума (XVIII столетие) экспоненциальный рост богатства (проявления идей, улучшающих жизнь) вызывал к жизни все больше утопических мечтаний. В то же время, равный по величине и противоположный по знаку рост бедства вызывал все больше антиутопических и апокалиптических страхов.

Психология эволюции - i_027.jpg

КАПИТАЛ НЕУКЛОННО ДВИЖЕТСЯ НА ЗАПАД ТАК КАК НОВЫЕ ИДЕИ ВСЕГДА ВОЗНИКАЮТ НА ГРЕБНЕ ВОЛНЫ.

Любые предположения относительно будущего — утопические или антиутопические — всегда основываются на представлении о доминирующем факторе эволюции. Вся эта книга, а не только данная глава, основана на убеждении, что решающим фактором эволюции является способность производить богатство (стремиться к высшей степени связности). Способность производить бедство — архаическая система выживания млекопитающих, необходимость в которой быстро снижается.

вернуться

47

Роси (яп.) — учитель дзэн. — Прим. ред.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru