Пользовательский поиск

Книга Космический триггер. Автор - Уилсон Роберт Антон. Содержание - Остановка биологических часов

Кол-во голосов: 0

Как указывает Лири в “Терра II”, с 1971 года, когда д-р Стехлер высказал это предположение, в данной области проделана огромная научная работа, которая позволяет прийти к самым оптимистичным выводам.

В Сакраменто, Калифорния, есть Фонд исследования проблем бессмертия. В одном из пресс-релизов его представители заявили: “Становится все очевиднее, что мы буквально стоим на пороге беспрецедентного изменения направления нашей эволюции и раскрытия нашего потенциала… Поиски бессмертия как личной цели выходят за грань религиозного стремления и превращаются в реальную возможность”.

Повель и Берджье в своей последней книге “Человек вечен” говорят следующее: “Возможно, мы уже сейчас находимся в процессе становления культуры, которая познает бессмертие на земле и на небе…” [56]

Вот что пишет в книге “Продление молодости” Роберт Прегода, д-р медицины: “Возможно, мы сумеем замедлить биологическое старение, удвоив или даже утроив среднюю продолжительность жизни… Если бы все случаи старения можно было исправить и предотвратить, каждый из нас стал бы потенциальным Мафусаилом, живущим тысячу и более лет”. [57]

Д-р Бернард Стехлер, который посвятил большую часть жизни исследованиям в области продления жизни, считает своей конечной целью бессмертие. “Человек, — решительно заявляет он, — никогда не будет доволен, пока не победит смерть”. [58]

Алан Харрингтон с момента публикации романа “Им-морталист” (названного Видалем “книгой столетия”) в 1969 году говорит о необходимости проводить государственную политику по ликвидации смерти. “Мобилизуйте ученых”, — призывает Харрингтон, — “не жалейте денег и расправьтесь со смертью, как с преступником”. [59]

Дин Ф. Джампер в книге “Человек против смерти” высказывает предположение, что человечество специально создано, чтобы победить смерть. По мнению Джампера, в войне между жизнью и смертью “…человек может быть главным орудием жизни. Не исключено, что человек задуман для того, чтобы сделать себя и жизнь бессмертной, а необходимые умения и мотивации в него встроены”. [60] (Курсив автора) Идея о возможности обретения бессмертия не просто для себя, но и для всего живого сама по себе ошеломительна, но это было бы также осуществлением буддистского обета освободить “все разумные существа” от страданий.

В 1972 году д-р Алекс Комфорт, который среди коллег обычно признается ведущим мировым геронтологом (хотя широкому читателю он больше знаком по книге “Радость секса”), говорил: “Я уверен, что техники замедления и обращения вспять процесса старения у нас под рукой”. [61]

На десять или двадцать ученых, которые признаются в том, что верят в возможность продления жизни, приходится только один оптимист, который осмеливается говорить о физическом бессмертии. Тем не менее, каждое открытие в этой области означает, что некоторые из нас проживут достаточно долго, чтобы дождаться следующего открытия… и следующего, — пока в действительности на обретут бессмертие.

В этой связи д-р Лири указывает, что большинство разговоров о продлении жизни в современных научных кругах привязано к Земле, геоцентрично; это наследие того, что Лири называет “замаскированным птолемизмом”.

Уравнения пространственно-временной относительности Лоренца и Эйнштейна не оставляют сомнения, что такое путешествие вокруг галактики, которое представлено Лири и Беннером в “Терра II”, может занять 400 лет по времени, протекающему на борту космического корабля, а возвращение на Землю произойдет примерно в 4500000000 году нашей эры по земному времени.

Путешествие в космическом пространстве — это путешествие во времени.

169 Квантовый скачок от “продления жизни” к “бессмертию” — это пространственно-временной скачок сквозь галактики. В “Терре II” пишется о планах путешествия длительностью в четыреста лет и возвращении на Землю четыре миллиарда лет спустя.

Если продолжительность жизни членов команды достигнет нескольких сотен лет, когда они улетят с Земли в начале следующего века, они могут встретиться с представителями Высшего Разума и перенять у них передовые технологии продления жизни. Если нет, они возвратятся на Землю и застанут земную науку на таком уровне развития (опережающем нашу современную науку на четыре с половиной миллиарда лет), что смогут воспользоваться благами технологий продления жизни, замедления старения, крионики, омоложения и пр., которые будут к тому времени изобретены человеческой цивилизацией.

Во время очередного визита в Вакавилл я сказал Лири, что некоторые люди, которые с энтузиазмом приветствовали его исследования в области наркотиков в начале шестидесятых, весьма враждебно относятся к его нынешним нейрогенетическим и космическим проектам.

“Ничего не поделаешь, — сказал он. — Наркотики были для меня инструментами, микроскопами. Я применял их для изменения фокуса в различных изысканиях, чтобы исследовать весь потенциал нервной системы человека. Те, кто импринтировал мои первые сигналы, возможно, прекратили развиваться на уровне, скажем, пятого контура, телесного экстаза. Они стали инженерами-гедонистами, не более того”.

“Но включение контура — это лишь первый шаг. Сейчас я хочу сказать, что сигнал постоянно изменяется. По мере расширения сознания горизонты разума должны раздвигаться, иначе мы перегорим. Это лишь самое начало, просто в последний год я немного поумнел…”

“Да, — добавил он, — в шестидесятых я избавился от собственных страхов, а теперь я избавился от страха перед страхами других людей. Истина. Истина. Истина. Вот высший контур из всех…”. Он упомянул об известном контркультурном герое: “Сейчас он меня ненавидит, потому что я не страдаю. Если бы я мучился, он бы меня любил. Я уверен, он страдает всякий раз, когда вылезает из кровати. Но прославление страдания — это один из личиночных рефлексов, которые мы должны утратить. Понимаешь, я свободен, и для некоторых людей эта мысль невыносима. Они хотят скорбеть обо мне. Но есть ведь и остальное человечество, и я очень занят, пытаясь его освободить”… “Они не должны без конца воспроизводить старые импринты страдания. Они могут стать бессмертными и отправиться к звездам…”

Остановка биологических часов

Карл Спэнн познакомил меня еще с одним местным им-морталистом, Полом Сигаллом, д-ром философии и научным сотрудником университета Беркли. Д-р Сигалл на протяжении семнадцати лет занимается исследованиями в области продления жизни.

Д-р Сигалл выглядит и одевается именно так, как, по мнению любого из вас, может выглядеть и одеваться хиппую-щий Новый Левый. Он входит в ассоциацию “Парк народов Земли”, объединяющую бывших радикалов шестидесятых. Эта ассоциация владеет рядом зданий в Беркли и землей в Орегоне. ПНЗ осуществляет службу спасения людей, которые попали в беду, — дезертиров, беглецов, наркоманов и прочих, кто в силу специфики своей проблемы не может рассчитывать на помощь со стороны государственных учреждений. В самом настоящем смысле этого слова ПНЗ помогает выживать движению ненасилия, и это при всем его анархистском идеализме и стихийном популизме.

Но есть один нюанс. Благодаря авторитету Пола почти все члены ПНЗ — имморталисты, причем многие из них вернулись в колледж, чтобы приобрести научную квалификацию.

Пол говорит, что был “пропитан наукой с колыбели” —его отец и дядя были инженерами, а второй дядя — химиком. В свое время Пол хотел стать инженером, пока не пережил опыт “включения” на лекции по истории. По его словам, “когда показывали слайды наскальных рисунков, сделанных 30000 лет назад, меня вдруг резко пронзила мысль: Какого черта ты здесь сидишь?. В смысле, зачем я ломаю свою жизнь? Там, так и тогда я стал имморталистом, задолго до того, как прочитал первую имморталистскую книгу”.

Пол сменил специализацию и переключился на биологию, решив точно выяснить, почему каждый сложный организм должен умирать и можно ли с этим что-то сделать? За последние семнадцать лет он исследовал семь подходов к изучению проблемы долголетия и бессмертия:

36

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru