Пользовательский поиск

Книга Дикая магия. Автор Уэллс Энгус. Содержание - Глава восемнадцатая

Кол-во голосов: 0

Он обрушился ему на лицо и разрубил череп пополам. Рхыфамун застонал. Это был страшный долгий стон по потерянной надежде и несбывшейся мечте.

Каландрилл почувствовал сильную болезненную отдачу в ладонях и запястьях и приступ отвратительной тошноты, словно он коснулся квинтэссенции ужаса и зла, стоящего выше человеческого понимания. Но уже в следующее мгновение пришло облегчение и радость победы. Это было как звук трубы, возвещающей победоносное окончание битвы. Что-то вышло из него, словно после того, как дело было сделано, сила оставила его, — Каландрилл вновь стал самим собой. На мгновение он ощутил в себе пустоту; мёртвое тело Рхыфамуна, мерцая, исчезало. Оно не пропадало как обычно, плоть и кости не превратились в прах. Рхыфамун просто испарился, словно с его поражением магия, которая позволяла ему так долго цепляться за телесную оболочку, ушла в небытие. Предсмертный крик его стих, и от него остался только пустой окровавленный халат. Здесь, в оккультном царстве, в эфире, Каландрилл чувствовал, что душа колдуна повержена и что больше он никому угрожать не будет. Рхыфамун воистину умер.

Он наклонился и подолом золотистого халата стёр кровь с меча, сунул его в ножны и повернулся к товарищам.

Ценнайра бросилась к нему и крепко прижала к себе; Каландрилл даже испугался, что сейчас она его раздавит.

— Я боялась, он тебя убьёт, — прошептала она ему в губы.

— А я боялся, что ты умрёшь, а я бы этого не вынес, — ответил он.

И все исчезло. Остались только они вдвоём, и они стояли, прижимаясь друг к другу. Вдруг издалека до них долетел голос Брахта:

— «Заветная книга» у нас, враги мертвы. Так, может, уберёмся отсюда подобру-поздорову, пока тут все не развалилось и нас не засыпало?

Каландрилл высвободился из объятий Ценнайры и огляделся — мавзолей потерял своё великолепие. Теперь они находились в мрачном жалком склепе, образ которого на мгновение он уже видел до этого. Роскошный саркофаг превратился в самую простую каменную гробницу. Склеп содрогнулся, с мрачного потолка на них посыпались куски щебня и труха. Щели, прорезавшие пол, стали расширяться.

— Бежим! — крикнул Каландрилл, и они бросились к выходу.

Кровавый ров превратился в узкий ручеёк, вытекавший из сине-серого гранита; по ту сторону его зеленела вечная трава под щедрым добрым солнцем. Они пошли вперёд. Но тут за спиной у них загрохотало, и они обернулись — огромная скала, обрушившись, завалила вход в пещеру. На мгновение Каландриллу показалось, что за этим грохотом падающих скал он услышал возглас ярости и разочарования, но, может, ему просто показалось… Он повернулся спиной к гробнице и взял Ценнайру за руку, Брахт подхватил под руку Катю и Ценнайру, и они, улыбаясь, пошли по сочной траве.

— Надеюсь, — сказал Брахт, — ты знаешь, как доставить нас в Анвар-тенг? А может, напрямую в Вану?

— Нет, для начала в Анвар-тенг, — возразил Каландрилл. — Мне там кое-что обещали.

Ценнайра сжала его ладонь, и к радости победы примешалась горечь сомнения. Они выиграли битву, Рхыфамун уничтожен, мир спасён от Безумного бога. Но у этой победы останется навечно горький привкус, если Ценнайра не получит назад сердце. Каландрилл вспомнил о колебании, прозвучавшем в голосе Зеду, а до того и в голосе Очена. Неужели это ещё не все? Неужели победа превратится в поражение? Он заставил себя улыбнуться: нельзя позволять неуверенности отражаться на лице и в голосе. Нет, они вернут её сердце. После всего, что пережито, они пройдут и через последнее испытание.

— Как ты это сделаешь? — спросила Катя. — Ты знаешь заклятие?

Каландрилл нахмурился и отрицательно качнул головой, вдруг почувствовав, как под ложечкой у него засосало.

— Не имею ни малейшего понятия, — сказал он и даже подумал, что им навеки грозит остаться в эфире.

— А это не ворота? — вдруг спросила Ценнайра.

Прямо перед ними, словно выросшие на пустом месте, гордо возвышались ворота из розового камня. Два вертикальных монолита, поверху которых лежала массивная перемычка, в проёме была не тьма, а весёлое разноцветье.

— Да, — сказал Каландрилл, — похоже. — И они направились к воротам.

Глава восемнадцатая

На сей раз ничто их не поджидало в междумирье: ни ледяные бескрайние пространства, ни враждебно настроенные стражи, ни боль, словно с крушением надежд Фарна на пробуждение эфирный коридор успокоился. Взявшись за руки, друзья вступили в створ ворот и на мгновение были нигде, в безвременье, но уже в следующий удар сердца оказались в подземной камере глубоко под Анвар-тенгом. Знаки, украшавшие серый камень, вспыхнули, словно в прощании, и растаяли. За спиной у них осталась обыкновенная голая скала, запах миндаля развеялся, ворота закрылись навеки. Шатаясь, они ухватились друг за друга, словно ища поддержки. Здесь было холодно. Вдоль стен, не плавясь, ровным пламенем горели свечи. В их золотистом свете они увидели потрясённое лицо Очена. Узкие глаза его расширились, он приподнялся с табурета и вдруг расплылся в улыбке. Морщины его светились радостью.

— Да будет благословен Хоруль! Да будут благословенны Молодые боги! Вы вернулись! — Он сделал несколько шагов, широко раскрыв объятия, словно вознамерился обнять их всех разом. — А мы боялись, вы погибли, мы боялись, битва проиграна. Но затем — Хоруль! — свершилось чудо, и нам был дан знак о том, что вы победили. Нет, ладно, вы, наверное, измотаны. Могу ли я проводить вас туда, где вы расскажете нам о ваших свершениях? Хотите ли вина? Желаете ли пищи? Хоруль, как я жажду все слышать!

Очен говорил торопливо, слова его наталкивались одно на другое, он беспрестанно касался то одного, то другого, словно не веря, что они живы и находятся рядом.

— А ты сомневался, что мы вернёмся? — с напускным возмущением спросил Брахт.

Колдун рассмеялся, и смех его прозвучал как победный перезвон колоколов.

— В какой-то момент — да, — признался он. — Хоруль, друзья, вас долго не было.

— Сколько? — поинтересовался Каландрилл, следуя за вазирем по лестнице и останавливаясь только тогда, когда колдун произносил заклятия для того, чтобы открыть двери.

— Уже несколько недель, — пояснил Очен. — Мы сменяли здесь друг друга, дожидаясь вашего возвращения. Кто-то сдался, посчитав, что вы умерли или попали в ловушку.

— Но ты говорил о знамении, — напомнил Каландрилл.

— Да, знамение о том, что битва выиграна. — Серебристоволосая голова повернулась, глаза ласково смотрели на них. — Мы все поняли ясно, но не были уверены, что вы выжили. Хоруль! Сколько часов провёл я в ожидании знамения, что вы живы!

— Мы живы, — как ни в чем не бывало сказал Брахт, — но там, где мы были, нам не предлагали вина. Ты что-то говорил про вино, или мне послышалось?

— Говорил, — рассмеялся Очен. — Вас ожидает столько народу! Хотя, может, мне лучше помолчать и не утомлять вас своими рассказами.

— Сначала поведай о знамении, — попросил Каландрилл.

— Хорошо, — кивнул Очен и посерьёзнел. — Дело было так. Армии Памур-тенга и Озали-тенга соединились и были готовы к наступлению. Сомкнув ряды, они стояли наготове. Сколько бы пролилось крови! Но вдруг… вдруг восставшие словно очнулись, будто с глаз их спала пелена и они увидели, что Фарн их обманул. Вожди запросили мира, они полностью отдались на нашу милость. Кое-кто бросился на мечи, а вазири признали, что их ввели в заблуждение. Слава Хорулю — слава вам! — в последовавших беспорядках погибло совсем немного. Они снялись с места и сейчас маршируют домой. Так мы узнали, что вы победили, а Безумный бог побеждён.

Очен замолчал — они выходили во двор; над головой на стального цвета голубом небе висело бледное солнце, недавно поднявшееся из-за горизонта; воздух был свеж и свободен от привкуса колдовства и холода неестественно рано наступившей зимы. В нем пахло осенью. Завидев их, люди бросали работу. Когда же они вошли в здание, сзади раздались приветственные крики.

92
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru