Книга Незнайка на Диком Западе. Автор Суслин Дмитрий. Содержание - Глава третья НЕЗНАЙКУ ВЫБИРАЮТ ШЕРИФОМ

Глава третья

НЕЗНАЙКУ ВЫБИРАЮТ ШЕРИФОМ

В салуне началась самая веселая и грандиозная за все существование Эльдорадо пирушка. За ночь было съедено и выпито столько, сколько при обычных обстоятельствах потребляется за три месяца. И хотя Стаканчик, как и обещал, разливал пиво бесплатно, зато на более горячительных напитках и еде он нажил в эту ночь целое состояние.

Незнайка был счастлив. Такое внимание к его особе, такая радость и всеобщая любовь вскружили ему голову. Он любил, когда его любят. Поэтому когда к нему опустив голову, подошел Толстый Том, наш герой посмотрел на него чуть не с любовью. Ковбой протянул незнайке руку.

— Черт меня побери, если ты не самый лучший стрелок на всем Диком Западе, — сказал он. — Еще никогда моя шкура не была в такой переделке, как сегодня. Почему ты не убил меня?

— Ты мне понравился, — ответил Незнайка.

— Правда? — Том просветлел.

— Конечно.

— Тогда вот тебе моя рука! Возьми меня в товарищи.

И Том с жаром протянул Незнайке руку. Тот пожал ее.

— Хорошо, Том. Теперь мы друзья. Но ты должен меня слушаться.

— Я буду повиноваться тебе как родному отцу! Нет, как родной матери!

И больше Том не отходил от Незнайки и следовал за ним словно тень.

А все вокруг поднимали кружки с пивом и пили за Незнайкино здоровье и будущую победу в сражении с Сомбреро.

— А кто такой Сомбреро? — спросил Незнайка у Тома. — Я уже не раз слыхал это имя. Почему все говорят, что я должен его победить?

— Сомбреро бандит, — ответил Том. — Самый знаменитый на Диком Западе. Он ограбил банков больше, чем я выпил кружек пива.

Незнайка почесал лоб:

— А я тут при чем?

— Ты? Ты парень из молитвы. Ты должен не дать ему ограбить наш банк, сразиться с ним и убить его.

— Убить?

— Ну, если не убить, то арестовать.

— Как я могу кого-то арестовать, если я не полицейский? — удивился Незнайка.

— А ведь верно, — Том задумался. — Что-то тут не так. Надо посоветоваться со святым отцом.

Они подошли к Крестику, и Том поделился с ним сомнениями по поводу того, что Незнайка не полицейский.

— Упущение, — Крестик тоже согласился с тем, что Незнайка не может арестовать или убить Сомбреро, потому что не является представителем закона. Тогда он обратился к присутствующим: — Дети мои, у нас проблема. Наш герой, наш посланник Господа, не имеет полномочий от людей. Давайте мы ему их дадим.

— Правильно! — закричали все. — Изберем его нашим шерифом, взамен этого труса Кольта.

И тут же в салуне граждане Эльдорадо стали голосовать за то, чтобы выбрать Незнайку шерифом. И не успел наш герой глазом моргнуть, как его назначили на эту почетную должность, повесили ему на грудь шерифскую звезду, а на пояс широкий кожаный ремень с двумя великолепными револьверами.

Крестик перекрестил Незнайку и громко произнес:

— Благословляю тебя, сын мой на служение людям. Аминь. Теперь ты наш шериф.

— И что это значит?

— Это значит, что наши жизни в твоих руках. Теперь ты нам вместо отца. Главный защитник. А вот и твое первое задание. Видишь, сюда входят три ковбоя?

— Да.

— Они из банды Сомбреро. Арестуй их.

А в салуне, сразу как в зал вошли бандиты, возникла напряженная тишина. Все взоры сразу устремились на Незнайку. Одни смотрели на него с надеждой, другие подбадривающе, и все ждали, что он будет делать.

Незнайка подумал, потом нерешительно направился к трем ковбоям. Они увидели его и засмеялись.

— Это что за чучело в желтых штанах? — указывая на Незнайку пальцем, воскликнул один из них, ковбой по имени Прицел.

— А это у них новый шериф! — захохотал его товарищ по имени Динамит, который увидел на груди Незнайки золоченую звезду.

— И кажется, он хочет нас арестовать, — подхватил третий ковбой Початок. — Думает, что раз такую шляпу надел, то может все.

И все трое опять захохотали.

— А чего это вы смеетесь? — спросил подошедший Незнайка.

— А мы над тобой смеемся, чучело, — нагло сказал Прицел.

— Я шериф этого города, — гордо ответил Незнайка, — и никому не позволю смеяться над представителем закона.

Во все время разговора он даже не притронулся к револьверам, потому что забыл про них. Зато его противники своих рук с оружия не убирали, готовые в любую секунду вынуть его и пустить в ход. Поведение же Незнайки они расценили, как безграничную смелость. Не каждый осмеливался разговаривать с ними, не держась за револьвер. Ковбои перестали смеяться и посмотрели на Незнайку с опаской. Даже сделали шаг назад. Незнайка заметил перемену в их поведении и вовсе осмелел.

— А ну, бросайте оружие и поднимайте руки! — приказал он.

Прицел, Динамит и Початок тут же выхватили револьверы и направили их на него:

— А это ты видел?

И тут Незнайке опять шляпа налезла на глаза. Он тряхнул головой, чтобы отправить ее на место, и задрал ее слегка вверх. Бандиты расценили это его движение как знак, который новый шериф дал кому-то, кто был наверху над ними. Они разом тоже посмотрели наверх и на всякий случай выстрелили.

Но наверху никого не было, только с потолка свисало подвешенное колесо от дилижанса, на котором горели свечи. Это колесо заменяло люстру. Открыв огонь по колесу, ковбои не принесли ему никакого урона. Но зато они прострелили веревку, на которой оно висело, и колесо с пятиметровой высоты рухнуло прямо на них.

Это было тяжелое колесо. Три ковбоя оглушенные распластались под ним по полу, а рядом упали их револьверы.

— Ага, получили? — улыбнулся Незнайка. — Надо было меня слушаться.

Ковбои ему ничего не ответили. Все трое были без сознания.

— И что теперь с ними делать? — спросил Незнайка.

Все, кто здесь был, восприняли эти слова как шутку и разразились громкими аплодисментами. Лишь Крестик остался серьезным.

— Эй, Том, — как ни в чем, ни бывало, сказал он, — надень на этих парней наручники и отведи их в тюрьму.

— Слушаюсь! — И радостный Том поспешил выполнить приказание священника.

А вокруг все радовались первой победе героического Незнайки.

— Ты видел? — восторженно кричал Бобу Укропчик. — Он положил их троих без единого выстрела.

— Точно, всего лишь кивнул головой. Нет, с таким шерифом нам теперь никто не страшен.

И пирушка стала еще более веселой и продолжалась до самого утра. Никто не расходился. Незнайка даже устал от того внимания, которое ему было оказано. От выпитого кофе (пиво и виски он пить наотрез отказался), в голове у него шумело, а от сигарного дыма, все здесь курили не переставая, у него все расплывалось в глазах. Наконец он не выдержал и решил пойти и найти местечко, где он мог бы выспаться.

Незнайка, пошатываясь, вышел из салуна и осмотрелся. На востоке брезжил рассвет, и небо стало потихоньку светлеть. Наш герой почувствовал, что ноги его почти не держат.

— Как хочется спать, — сказал себе Незнайка. — Интересно, а где полагается спать шерифу?

— В тюрьме, — ответил ему Толстый Том, который все это время стоял у него за спиной.

Незнайка вздрогнул.

— В тюрьме?

— Ну да, шериф не только следит за порядком, но и является начальником городской тюрьмы, — ответил Том. — Я это знаю точно.

— А, начальником, — облегченно вздохнул Незнайка. — А ты знаешь, где она находится?

— Конечно. Старина Кольт и его ребята столько раз отволакивали меня в каталажку, что я знаю ее лучше, чем собственный дом. А тебе, Незнайка, приходилось бывать в каталажке?

— В моей жизни случалось всякое, — уклончиво ответил Незнайка.

И они пошли к тюрьме, которая находилась здесь же на площади. Когда они подошли к тюремным воротам, то увидели Гуталина. Он стоял с ружьем на плече и о чем-то спорил с Динамитом, Прицелом и Початком, которые выглядывали из зарешетчатого окошка. Незнайка и Том прислушались и поняли, что сторожа хотят подкупить.

— Я дам тебе двадцать центов, если ты выпустишь нас отсюда, — убеждал его Прицел. — Тебе только надо открыть замок.

6
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru