Книга Морские приключения Незнайки. Автор Суслин Дмитрий. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ, В КОТОРОЙ ДРУЗЬЯ ГУЛЯЮТ ПО СЛАДКОМУ ГОРОДУ, А ПОТОМ УЗНАЮТ, ЧТО «БЕЛОМУ ДЕЛЬФИНУ» ГРОЗИТ ОПАСНОСТЬ

— Конечно, хочу! — обрадовался Незнайка. — А то мне тоже не очень нравится спать в каюте. К тому же Знайка все время стонет и причитает. Глотает таблетки, а они ему не помогают. Он клянется, что никогда в жизни не станет путешествовать по морю.

— Бедный Знайка! — вздохнула Тарелочка. — Вилочка все время приносит ему в каюту еду, а он отказывается. Она поит его куриным бульоном.

Они залезли в шлюпку и уснули прямо в ней. Тарелочка была права. Это было очень интересно и романтично. Корабль покачивало из стороны в стороны, он прыгал с одной волны на другую, а морские волны с шипением и плеском стучали о его борта. Все это усыпляло лучше, чем самое сильное снотворное лекарство. Незнайка и Тарелочка уснули.

Утром они вместе проснулись. Тарелочка отправилась в столовую, хотя там сейчас было немного работы, а Незнайка побежал к боцману Якорьку просить, чтобы он дал ему какое-нибудь ответственное задание.

Начался третий день путешествия.

Незнайка работал весь день и чувствовал себя самым настоящим морским волком. Он был счастлив. Вечером они снова с Тарелочкой гуляли по шлюпочной палубе, потом пошли на корму, потом на нос. В общем, их, где только не видели.

Три дня море было неспокойным, и три дня пассажиры страдали от морской болезни. И только на четвертый день, волны стали уменьшаться в размерах, и корабль уже не качало так сильно. А на пятый день на палубу стали вылезать первые смельчаки. Бледные, с утомленными лицами, они с трудом подходили к бортам и дрожащими руками вцеплялись в поручни перилл. Сначала их было пятеро, потом десять. Среди первых, кто преодолел морскую болезнь, были Винтик и Шпунтик. Они вышли на палубу вдвоем и встретили Незнайку, который шел мимо них в тельняшке с ведром краски в руке.

— Морской привет! — помахал он им. — Как себя чувствуете?

— Получше, — с завистью глядя на Незнайку, ответили неразлучные друзья.

— Отлично!

И Незнайка побежал красить палубу.

В столовой появились первые желающие подкрепиться. А к вечеру, когда море совсем успокоилось, столовая была уже почти полная.

Последним в зал вошел Знайка. Вилочка поддерживала его под руку. Они подвела его к столику и усадила на стул. Знайка был безволен, как младенец. Он посмотрел на еду в тарелках и простонал:

— О нет! Отведите меня обратно.

Пришлось его отвести.

Но к утру, он окончательно пришел в себя и смог даже съесть яйцо всмятку и выпить стакан чая без сахара.

— Ты поправляешься, — сказал ему Незнайка. — Готов спорить, что в обед ты будешь кушать за двоих.

И он оказался прав. После завтрака Знайка погулял по палубе, поиграл в мяч, и к обеду у него улетучились все остатки морской болезни. Впрочем, как и у всех остальных.

За обедом пассажиры ели так, что у них трещало за ушами, и съели столько, сколько не могли съесть за все дни своего вынужденного голодания.

— Наше путешествие продолжается! — громко сообщил капитан Табачок.

ГЛАВА ШЕСТАЯ,

В КОТОРОЙ ДРУЗЬЯ ГУЛЯЮТ ПО СЛАДКОМУ ГОРОДУ, А ПОТОМ УЗНАЮТ, ЧТО «БЕЛОМУ ДЕЛЬФИНУ» ГРОЗИТ ОПАСНОСТЬ

И круиз продолжался. Уже тем же вечером морские путешественники совершенно забыли, что еще сутки назад они не могли встать с постелей и проклинали судьбу. Теперь же они вовсю веселились, словно наверстывая упущенное.

Один только Незнайка был недоволен. Когда все пассажиры снова появились на палубах теплохода, Якорек сказал ему:

— Все, Незнайка, твоя вахта кончилась. Можешь идти отдыхать.

— Почему? — удивился Незнайка. — Я не хочу отдыхать. Мне нравиться быть матросом. Можно я еще что-нибудь поделаю.

— Нельзя, — сказал Якорек. — Как я могу тебя заставлять что-то делать, когда вокруг ходят пассажиры. Они могут подумать, что на теплоходе заставляют работать туристов. Начнут жаловаться в пароходство. Знаешь, что тогда будет!

— Но я могу работать незаметно. Меня никто не увидит.

— Все равно нельзя. Кто-нибудь, да увидит. Иди, отдыхай. А если уж тебе так понравилось быть матросом, приходи после круиза. Мы тебя с удовольствием примем в команду. Для начала оформим юнгой. И тогда уж, будь спокоен, работы тебе хватит по горло. Я бездельников на судне не потерплю.

Незнайка еще долго упрашивал Якорька не прогонять его, но боцман был непреклонен.

— Не спорь лучше и не упрямься, — говорил он. — Флот упрямых не любит.

Так Незнайка и ушел ни с чем. Пришлось ему присоединиться к пассажиром. И вот странное дело — Незнайке вдруг стало скучно. Жизнь простого туриста путешественника ему показалась неинтересной после того, как он целых три дня был матросом. Он бродил по палубе и с тоской смотрел, как развлекаются праздные пассажиры. Они играют в волейбол, а Незнайка хочется повязать узлы, или продраить палубу, купаются в бассейне, а Незнайка лучше бы разобрал с Якорьком такелаж — судовое хозяйство, или подежурил в машинном отделении. Даже кинофильмы, которые каждый вечер показывали в судовом кинотеатре, навевали на Незнайку тоску, потому что в большинстве своем они были на морскую тематику и про жизнь моряков, про их работу и приключения. Незнайка смотрел на все это и только вздыхал.

— Что-то ты стал не такой, — однажды даже сказала ему Тарелочка.

— Какой такой не такой?

— Скучный. Давай лучше в море поплюем. Кто дальше.

Незнайка даже в море плевал с грустным видом. И вдруг его лицо оживилось.

— Что это там? — указал он в море пальцем.

— Где? — спросила Тарелочка.

— Вон там! Прямо по курсу. В воде что-то плывет.

— Я ничего не вижу.

— А я вижу. Там что-то большое и круглое. Ой, а вдруг мы в него врежемся? Из рулевой рубки этого явно не видно, потому что плывет в мертвой зоне видимости.

— А что такое мертвая зона видимости? — спросила Тарелочка.

— Это пространство от носа корабля, до точки на воде, с которой просматривается морская поверхность из рулевой рубки. Так что надо быстрее бежать в рубку и предупредить всех, что мы движемся на большой круглый предмет, который приближается прямо на нас.

Последние слова Незнайка выкрикнул уже на бегу. Быстрее молнии он добежал до трапа, поднялся по нему, быстро топая ногами, и побежал к рулевой рубке.

— Опасность! — с таким криком он ворвался в рубку. Здесь он увидел капитана Табачка, рулевого матроса Ребуса, штурмана Меридианчика и, Незнайка даже глазам не поверил, Знайку, который стоял рядом с капитаном и о чем-то с ним разговаривал.

Когда запыхавшийся Незнайка влетел в рубку, матрос Ребус оглянулся на него и качнул штурвал, тут же качнулся и корабль.

— Незнайка? — Знайка удивленно поправил очки.

— В чем дело? — капитан Табачок даже не оглянулся, так он был спокоен.

— На нас плывет что-то большое и круглое! — завопил Незнайка. — Мы сейчас столкнемся.

— Не переживай, — ответил Незнайке штурман Меридианчик. — Ни с чем мы не столкнемся.

— Я своими собственными глазами видел! — продолжал отчаянно настаивать Незнайка. Больше всего на свете в эту минуту он боялся, что ему не поверят и, как всегда, начнут над ним смеяться. — Оно плывет прямо на нас!

— Не оно, а он, — поправил Незнайку капитан Табачок и протянул ему бинокль. — Посмотри. Это кит. И он совсем не собирается с нами сталкиваться. Мы заметили его на специальном приборе, который называется пеленгатор, еще десять минут назад. Вот, он уже сбоку от нас. Сейчас выпустит приветственный фонтан. Он всегда так делает.

Незнайка не поверил своим ушам.

— Кит! — закричал он и схватил бинокль.

Но бинокля уже и не надо было, чтобы увидеть, что по правому борту параллельно «Белому дельфину» и впрямь плывет огромный синий кит.

Капитан Табачок взял в руки микрофон и объявил по корабельному радио:

— Уважаемые туристы! Кто хочет полюбоваться на чудо природы, на настоящего синего кита, не теряйте время и выходите на палубу.

Что тут началось! Все, кто путешествовал толпой, вывалили на палубы, подбежали к правому борту и стали смотреть на кита. Они кричали, шумели, махали ему, словно хорошо знакомому другу руками и шляпами, свистели и пели песни.

14
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru