Книга Королева Варваров. Автор Суслин Дмитрий. Содержание - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Назика пошёл в палатку, где его ждал Валент. Вокруг раненого легата уже крутились хирурги, они перевязывали раны и накладывали мази.

— Видишь, как мне повезло, — горько усмехнулся Валент. — Я теперь даже не могу пошевелить рукой.

— Ничего, — попытался успокоить его Назика, — главное, что ты увёл легион.

— Да, это верно.

— Сколько там варваров?

— Думаю, не меньше двадцати тысяч, — вздохнул Валент. — Мы дрались всего лишь с передовыми отрядами, которые проверяли нас и нашу готовность. Клянусь Минервой, я не ожидал их так быстро. Они застали нас врасплох. Неужели варвары научились воевать?

— Будем надеяться, что это случайность.

— Тем не менее, завтра они вновь нападут на нас.

— Что им нужно? Эбурак?

— Он им нужен меньше всего. Наша смерть! Вот, что им нужно!

— Это война.

— Да.

Легаты помолчали. Валент закашлялся, и у него открылась на груди рана.

— Послушай, Назика, — прохрипел он, — а ведь тебе завтра придётся командовать обоими легионами. Ты готов к этому?

— Да.

— Тогда иди, готовься. Да поможет тебе Юпитер!

Назика вышел. Когда он глянул в сторону, где были варвары, то замер. Всё пространство между холмами и перед ними было занято бриттами. Если вдруг они сейчас ринуться на римлян, то легат не сможет сделать ничего, чтобы остановить их.

Ближе к вечеру к римлянам подошло подкрепление. Два отряда конницы, которые прислал из Линда Петилий Цериал, и Веллокат со своей дружиной. Назика обрадовался этому, словно небесному подарку. Боевой дух римлян тоже поднялся, и воины стали смотреть в завтрашний день без прежнего уныния. Ночью все спали, как убитые. Так приказал Цезий Назика. Воины должны набраться сил для предстоящего сражения.

Ночь проходила быстро и незаметно. Небо начало светлеть, и на траве появились первые капельки росы..

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Настало утро. Стройные ряды римлян осветило солнце, выкатившиеся из-за горизонта. Когорты двадцатого и четырнадцатого легионов, построенные как клетки на шахматной доске, казались неприступными. Конница, закрывшая фланги, замерла в том оцепенении, что и пехота. Два орла, хищно изогнувшие головы и крылья, смотрели на север. Знамёна и значки центурий и манипул вонзили свои острые концы в рассветный воздух. Римляне готовы к сражению.

Ряды варваров против римлян смотрелись беспорядочной толпой, у которой нет даже стройной фронтовой линии. Конные отряды перемежались с отрядами пеших воинов. Голубые от красок и татуировок тела бриттов сливались с синими щитами и блестели на солнце. Варваров было почти в два раза больше — у римлян вместе с вспомогательными войсками семнадцать тысяч, Венуций собрал тридцать тысяч. Но повелители мира уже не раз доказывали своим врагам, что умеют побеждать не только числом, но и неприступным строем, суровой дисциплиной и преданностью командиру и легиону. Что, кроме числового превосходства, отваги и желания победить, поставят бриганты и их союзники против врага ещё? Сто тяжёлых боевых колесниц! Как хищные драконы, стоят они перед бригантами на одинаковом друг от друга расстоянии. Лучшие лошади, лучшие возничие и воины Британии стоят неподвижно, как каменные изваяния и читают на лицах противника страх и нерешительность.

Среди воинов первого ряда много женщин, которые распустили волосы и сыплют проклятия на головы вражеских воинов и призывают своих героев, расправиться с ними. Тут же друиды творят молитвы и гадают по дыму ветров, которые горят за холмами; да предвещают удачный исход. Венуций гордо и с обожанием оглядывает свою армию, которая по одному знаку готова раздавить ненавистного захватчика. Он смотрит на воинов и вспоминает имя и подвиги каждого. Боевые походы на соседей, к чему они привели? Пока британцы дрались между собой, римляне покорили почти полстраны. Сколько великих царей и вождей прошло под их ярмом? Не сосчитать. Пора скинуть этот позор с Британии! Кельты и все племена богини Дану должны быть: свободными.

Сегодня бриганты должны победить. Отступать некуда. Там, у левого крайнего холма стоит обоз бригантов, в нём почти половина всего его народа. Женщины и дети. Они не дадут отступать. Воины не побегут, зная, что их жёны, сестры, дочери и малолетние сыновья попадут в руки римлян и станут их рабами, которым в знак рабства отрежут левое ухо. Там, в обозе, и его жена, его ребёнок. Его сын и любовь.

Этой ночью, как только стали гаснуть многочисленные костры, а сторожевые огни, наоборот, набирать силу, Венуций, закончив совещаться с вождями и князьями, пошёл к своей повозке. Актис кормила Бригантия, когда увидела короля. А тот, подойдя к повозке, обнял жену.

— Я хочу попрощаться с тобой, — сказал Венуций. — Отдай ребёнка рабыне. С ним я попрощаюсь утром.

Актис сделала то, что он велел.

— Завтра будет битва, — промолвил Венуций, — и только боги знают, кто останется, жив, а кто отправится к ним на пир.

Говоря это, он всё ближе и ближе привлекал к себе королеву. Снимал с неё одежды и одаривал нежными ласками. Огонь тела Венуция, его рук вскоре передался и Актис. Она тоже не знала, что сулит ей завтрашний день. Венуций был все эти месяцы так ласков и нежен с ней, столько раз спасал ей жизнь, что римлянка не чувствовала к нему неприязни. И хотя любви к нему у неё тоже не было, Актис не стала отталкивать Венуция. Боги руководят их жизнями, в их руках судьба людей. Так пусть же людям останется хоть чувственность и плотские наслаждения. Актис отдалась Венуцию. По своей воле. И несколько мгновений даже любила его.

Мало кто спал в эту ночь в лагере бригантов. Не только Венуций пошёл к своей женщине. Почти все мужчины поступили точно так же. Кто пошёл к жене, кто к сестре, а кто и вовсе к незнакомой женщине. Все спешили успеть насладиться к утру. Кто знает, может в последний раз? Может быть на небе, среди богов, пиров и вечной охоты слишком мало женщин. А вдруг их там вовсе нет? В звёздное небо летели вздохи любви и стоны наслаждений. Нашёптывались признания и клятвы. Кто-то кричал проклятия, кот-то прославлял богов и проклинал римлян. Под телегами, у корней деревьев и в кустах судорожно двигались тени. Варвары народ дикий. Чего им стесняться? Пробежали две женские фигуры. Мелькнул свет огня на их голых и блестящих от пота телах. За ними четверо мужчин. Синие, почти чёрные. Во мраке похожи на демонов. Вот только время пробежало ещё быстрее, чем они.

И вот он настал, долгожданный момент, когда решается всё. На королевской колеснице Венуций объезжал ряды своей армии и говорил пламенную речь, чтобы воодушевить воинов на великие подвиги:

— Настало время, чтобы навсегда скинуть цепи рабства, которые пытаются возложить на нас чужеземные поработители. Мы, сыновья и дети великого Океана, мы, самый древний народ в Британии, должны отстоять свою свободу, защитить родину от враждебных римлян, — говорил он. — Их уже отовсюду теснят, так знайте, храбрые дети богини Бригантин, что земля наша мала, что спасения неоткуда более ожидать. Мы, живущие на краю мира и не ведающие рабского ярма, скажем только одно — смерть тем, кто хочет отнять у нас детей, пресекая наш род; смерть тем, кто стремится отобрать имущество и богатство бриттов. Расхитителям всего мира и этого мало. Исчезает наше единство, среди нас оказались трусы и предатели, предавшие забвению своих предков и осквернившие наших богов. Родич поднимает руку на родича.

Доблесть, строптивость бриттов не по нутру властителям мира. Так вот, они считают, что в этом мире нет места для свободного кельта. Нет у нас надежды на снисходительность врагов. Исполнитесь мужества, как те, для кого дороже всего спасение, так и те, для кого слава. Только бой и оружие спасут нас от рабства! Или вы думаете, что на войне римляне столь же доблестны, как спесивы и разнузданы в мирное время? Их сила в наших распрях и усобицах. Так ли уж храбро их войско, как об этом разносит молва? За что воюют римляне? За родичей? Где же их земля? Неужели наши боги и их предки позволят врагу топтать наше сокровенное лоно, даровавшее нам жизнь и пристанище? На нашей стороне всё, что увлекает к победе: ведь у римлян нет с собой жён, чтобы воодушевить их на бой. Нет и родичей, готовых корить их за бегство. Врагов намного меньше. Их окружает наше небо и море, их пугают наши леса, всё им неведомо и незнакомо. Боги предали их в ваши руки. Да пусть не страшит вас их грозный вид, их блеск золота и серебра, ведь они не защищают и не разят. В самом вражеском войске мы найдем поддержку. Британцы, сражающиеся в рядах римлян, поймут, что мы отстаиваем их дело, галлы вспомнят свою былую свободу, покинут коротконогих римлян и германцев. Перед нами только их полководец, их войско: они несут нам подати, пытки и всё прочее, уготованное порабощенным. На этом поле битвы для нас решится, претерпевать ли их вечно, или разом от них избавиться.

75
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru