Книга Хоббит и Саруман (Возвращение). Автор Суслин Дмитрий. Содержание - Глава двенадцатая В ГОСТЯХ У ЧАРОДЕЯ

Мустангрмцы были построены в стройные конные ряды, которые делились на десятки, которые складывались в сотни, а потом в тысячи. И каждая тысяча отличалась от остальных в первую очередь мастью лошадей, затем нарядом и упряжью гордых животных, видами оружия и только напоследок нарядами всадников. Двадцать раз сменились во время Андуиндского шествия масти лошадей, и Бильбо понял, что Коника имеет самую большую конную армию во всем Средиземье. Ни до, ни после этого дня он не видел такого количества всадников. И хоббит был по настоящему потрясен.

В конце парада, как полагается по вековой традиции, появился последний отряд молодых мужчин. Только они были не верхом, а шли пешими, ведя своих лошадей на поводу.

Гостям объяснили, что это молодые мустангримцы, которые еще не были посвящены в воины, но прошли к этому дню все испытания, и вот сегодня их ждет обряд посвящения в воины.

Тенгел снова сел на коня и выехал к ним, и они, встав на одно колено и держа в одной руке меч, острием опущенный к земле, а другой, прижимая к груди островерхий шлем, стройным вдохновенным хором произнесли клятву верности своей родине и государю.

– Встаньте с колен, сыны мои! – громко сказал им Тенгел, гарцуя на разгоряченном от волнения Рассвете. – Коника принимает вашу клятву. По коням! – Молодые Мустагримцы с радостью вскочили в седла, и их кони тоже от волнения и радости гарцевали, ржали и били в нетерпении копытами. Царь улыбался: – С этого часа вы не только вольные табунщики, но воины и защитники Родной земли. А теперь разъезжайтесь по своим тысячам и пусть ваши командиры определят вас в сотни.

И новые воины с радостным гиканьем помчались выполнять этот первый в своей жизни настоящий приказ.

Громогласное «Ура!» огласило воздух. В небо ребятишками были выпущены из клеток тысячи разноцветных птиц, специально пойманные для этого случая. Начался праздник.

Этим же вечером отпраздновали и свадьбу Зелендила и Эоланты. Ох и повеселился же на ней наш хоббит! Сколько вина выпил, сколько вкусных вещей съел, и сказать нельзя. И песни хоббитские веселые пел и даже вприсядку сплясал. Нечего сказать, свадьба была богатая и пышная, хмельная и веселая. Царь Тенгел в грязь лицом не ударил. А Зелендил, так тот все это время с принцессы глаз не сводил. Принцесса с него. Вот как крепко их Солендиар меж собой связал. Бывает же такое! Впрочем, чего еще о свадьбе можно рассказать? Неблагодарное это занятие. Свадьбы не описывать надо, а гулять на них.

Глава двенадцатая

В ГОСТЯХ У ЧАРОДЕЯ

Неделю ровно погостили эльфы и Бильбо у государя Коники, а потом в дорогу засобирались. Сколько не уговаривал их Тенгел, сколько не упрашивал, но извинились эльфы и сказали, что такова их судьба. Не могут они на месте сидеть.

– Мой народ ищет Родину, – сказал своему тестю эльф Зелендил. – Итак, он очень долго без правителя странствует. Нехорошо это. Я отвечаю за них. Да и господина Бильбо тоже надо в Хоббитанию проводить. Соскучился он по родному дому. А ведь из-за нас в пути задержался. Столько он нам услуг оказал, что и за века весь наш народ с ним не расплатится.

Нечего было на это возразить мустангримскому царю, и отпустил он эльфов в дорогу. Да только сам лично проводил их до самой границы, когда перед ними выросли вершины Туманных гор. Хотел он подарить им самых лучших лошадей, да только эльфы отказались.

– К чему в горах лошади? – сказали они. – Да и не привыкли мы эльфы без крайней нужды животных наших братьев меньших неволить. Мы и сами ходить можем.

И опять согласился с ними царь Тенгел Золотое Сердце. Простился он с эльфами, простился с хоббитом. Обнял напоследок каждого. И навсегда распрощался с родной дочерью. Знал он, что никогда ее больше не увидит. Ведь уходит она со странствующими эльфами, где и сама со временем станет эльфом и уже не сможет жить среди людей. И теперь ее удел – странствовать по свету в поисках невиданной земли. Что ж, значит такова ее судьба.

Ушел отряд путешественников. Вел его теперь Зелендил. Шел он, держа за руку Эоланту, и смотрел на нее влюбленными глазами. Несколько раз оглянулась назад принцесса, окинула последним взглядом родные просторы, а потом, очарованная силой эльфийской любви, забыла обо всем на свете, кроме прекрасных глаз своего возлюбленного.

А дальше случилось событие, которое привело к тому, что Бильбо расстался со странствующими эльфами и отправился домой один. Вернее не совсем один, а на гигантском орле. Впрочем, об этом можно и чуточку поподробнее.

Когда друзья миновали покатое взгорье лесистых холмов и приблизились вплотную к Туманным горам, которые седыми громадинами прятали свои вершины в облаках, перед ними возник ко всеобщему удивлению великолепный белокаменный дворец, который прилепился на высокой скале над пропастью, подобно ласточкиному гнезду. На первый взгляд, когда смотришь на него издали, он напоминал игрушку, но когда путники прошли еще сотню шагов, они убедились, что перед ними настоящий, а вовсе не игрушечный дворец. Он был весь ажурный, в вензелях, золоченые крыши башенок сверкали на солнце, белые мраморные колонны при входе переливались дивными узорами, которые создала в камне природа.

– Что это? – воскликнул Бильбо. – Чье это жилище? Оно не менее прекрасно, чем замок Элронда в Эльфорте! Какой волшебник его создал?

– Ты прав, – ответил ему со смехом Радринор. – Этот чудесный замок действительно построен не руками искусных строителей. Он создан волей чародея.

– Волшебник? – удивился Бильбо. – Здесь живет волшебник? Уж не Гэндальф ли? Я, признаться, всегда хотел побывать у него дома. Но как-то все не доводилось.

– Нет, здесь живет не Гэндальф. Это Изенгард.

– Изенгард? Никогда не слышал о таком месте. Так здесь живет не Гэндальф?

– Это обитель другого Светлого Мага.

– Как его имя?

Но Радринор не успел ответить на этот вопрос хоббита, потому что прямо перед ними воздух вдруг превратился в белый сгусток тумана, и из него вышел старик с длинной седой бородой, в широких одеждах и плаще с капюшоном. Все на нем было белоснежным, даже сапоги.

– Но ведь это же Гэндальф! – воскликнул Бильбо и подпрыгнул от радости. – Разве я не прав?

– Кто упомянул имя моего лучшего друга? – спросил старик, пристально всматриваясь в хоббита. – Уж не ты ли, невысоклик?

Бильбо растерялся:

– Твоего друга? А разве ты не Гэндальф?

Старик улыбнулся доброй широкой улыбкой:

– Если тебе так хочется, то ты можешь называть меня Гэндальфом. Для остальных, я думаю, годится и мое главное имя.

В ответ на эти слова все эльфы отвесили старцу легкий поклон и в один голос сказали:

– Приветствуем тебя, светлый маг Саруман Белый, Великий Курундил.

– Саруман Белый? – удивился Бильбо. – Кажется, я слышал это имя. Гэндальф как-то пару раз упоминал его. Вот только не припомню, при каких обстоятельствах. Значит ты не Гэндальф? Тогда прими мои извинения, светлый маг Саруман. Теперь я вижу, что ты не Гэндальф. Хотя сходство, несомненно, есть.

И хоббит почтительно поклонился магу, и куда ниже, чем это сделали эльфы. Глубоким поклоном он хотел исправить свою ошибку.

– Эльфов я знаю, – сказал Саруман. – Зелендил и его народ уже не раз проходили мимо моих владений, а вот кто ты? Уж не хоббит ли?

– Он самый и есть! – обрадовался Бильбо. – А почему я тебя принял за Гэндальфа, так уж больно ты похож на моего лучшего друга.

Брови Сарумана удивленно взлетели вверх:

– Гэндальф твой лучший друг? Уж не Бильбо ли ты, хоббит, который путешествовал с гномами к Одинокой горе и сотворил немало славных дел?

– Бильбо, – еще раз поклонился хоббит, – Бильбо Бэггинс из Хоббитании. Это я. К вашим услугам.

– Вряд ли мне понадобятся твои услуги, хоббит Бильбо, – усмехнулся Саруман, а потом словно облачко опустилось на его светлое чело. На мгновение маг задумался. – А что ты делаешь в наших краях? Разве мир перевернулся, что хоббиты стали путешественниками, и их можно встретить и у Одинокой горы, и в Изенгарде?

35
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru