Книга Хоббит и кольцо всевластья (Первый поход). Автор Суслин Дмитрий. Содержание - Глава тринадцатая ПРЕРВАННЫЙ РИТУАЛ

Глава тринадцатая

ПРЕРВАННЫЙ РИТУАЛ

Камень Магов продолжал светиться, и свет его становился все ярче и сильнее. И вот уже на одной из его граней, на той, что была красная, как рубин стали проявляться один за другим непонятные символы.

– Руны предначальной эпохи, – тихо сказал Элронд. – Я узнаю почерк Келебримбэра. Это действительно его рука выводила эти слова.

Сначала появилось всего четыре руны, в разных местах и далеко друг от друга, за ними стали, занимая свободное пространство, проявляться все новые и новые символы, и вот уже руны сложились в слова, а слова в предложения.

Гэндальф поднял посох, провел им по рунам, и они засверкали золотом. Засверкали так ярко, что маг даже прищурился.

И одновременно с этим вокруг опять раздался грохот, дрогнула под ногами земля, и в этот раз так сильно, что маг даже опустился на одно колено, а Элронд отпрянул назад. Рядом с ним вдруг стала падать одна из колон. Она падала медленно и с шумом, затем на ее пути оказалась другая колонна, и падающая колонна рухнула на нее, и вот уже они вместе полетели вниз.

– Читай, Гэндальф! – закричал Элронд. – Быстрее читай! Мы здесь не одни!

Ответом ему был страшный грохот еще двух рухнувших колонн. Фонтаном под ними взорвался зеркальный пол, и огромная огненная трещина вдруг открыла свою пасть.

Опираясь на посох, Гэндальф поднялся и стал читать то, что было написано на красной стороне Камня Магов. Это были непонятные древние заклинания, значения большинства из которых не знал даже Гэндальф. Но маг старательно и громко проговаривал слова, в едином ритме постукивая посохом. Древние стихи звучали примерно так:

Нариан, Нариан!
Силь кул куйвиэ!
Корон анга лах.
Танта тир эриге,
Руин ранта рам!

С каждым новым словом грохот вокруг нарастал, но еще громче читал Гэндальф, и его могучий голос звучал громче ломающихся и падающих колон, качающихся стен и рева огня, который вырывался из трещины в полу.

Когда он произнес последнее слово, то золотые руны на Камне Магов тут же пропали, потому что весь волшебный кристалл теперь залился золотом. Все три стороны. Три эльфийских кольца были теперь у самого основания камня, из каждого из них опять вырвался луч, лег по кромке и достиг вершины пирамиды, где в плену лежало Кольцо Всевластья. Три луча встретились прямо на нем, и Кольцо вспыхнуло таким ярким светом, словно образовалось новое солнце.

Гэндальфа почувствовал, как что-то сильное и могучее толкнуло его в грудь, и заставило оторваться от пола. Он пролетел несколько шагов и упал навзничь. Однако посох из рук маг не выпустил. Он с трудом поднялся и вновь направился к Камню Магов. Тугая невидимая стена стала ему преградой. Маг шел вперед и не отводил взгляда от Кольца, которое продолжало сверкать и гореть. Эльфиййские кольца продолжали пускать в него свои лучи, и самым ярким и мощным из лучей был красный луч, который испускала Нарья – кольцо огня, которое совсем недавно было на пальце Гэндальфа.

Камень Магов вдруг вздрогнул, затем медленно, как мельничный жернов сдвинулся с места и стал крутиться вокруг собственной оси. Сначала он крутился медленно, затем скорость его вращения стала увеличиваться и вот уже три грани завертелись так быстро, что невозможно было различить их. Сверкало золото внутри трех ярко горящих лучей, которые слились в единую фигуру, которая напоминала уже не пирамиду, а конус. И чем быстрее вращался Камень Магов, тем слабее сверкало Кольцо Всевластья. Вспышка слабела и постепенно гасла. От нее густыми клубами валил черно-красный дым. Словно живое, Кольцо стонало и ревело, не желая отдавать Магию Огня, которую отнимали, высасывали из него три эльфийских кольца, выкованные когда-то величайшим мастером среди эльфов Келембримбэром.

Потрясенный Гэндальф смотрел на это и думал о том, хватит ли у него сил на то, чтобы провести весь этот ритуал до конца. Где-то далеко-далеко еле слышимый звучал голос Элронда. Но маг не понимал, что тот кричит. И он не видел, как из стремительно расширившейся огненной трещины, которая отделяла его от Элронда, появляется огромная рогатая голова с горящими огнем глазами носом и ртом, вооруженным громадными клыками.

Камень Магов стал замедлять свое вращение. Кольцо Всевластья на его вершине уже не пылало яркой вспышкой. Оно мерцало, словно уголек, и лишь редкие искры сыпались от него в разные стороны.

– Магия огня снята! – вне себя от радости закричал Гэндальф.

Упругая невидимая стена, которая сдерживала его и не подпускала к Кольцу и Камню Магов, вдруг исчезла, и Гэндальф беспрепятственно подбежал к вожделенному месту.

Камень Магов уже был не золотой, а как прежде трехцветный. Одна грань белая, другая красная, третья голубая. Красная сторона пирамиды вновь была чистой. Ни одной руны не было видно на ней. Такой же чистой была и белая сторона. Зато на голубой грани пирамиды уже горела золотом одна руна и в десяти дюймах от нее тускло замерцала вторая.

– Магия Воды! – облизав пересохшие губы, воскликнул Гэндальф. – Заклинание, снимающее Магию Воды. О, поскорее бы! Никогда я не был столь нетерпелив.

И вдруг издалека до него донесся слабый, еле слышимый голос Элронда:

– Гэндальф, обернись! Обернись, Гэндальф! Обернись же!

Маг обернулся. Далось ему это с великим трудом, потому что взор Гэндальфа был словно прикован к Камню Магов и золотым рунам, рождавшимся на синей его грани.

– Что еще? – проворчал он.

И тут глаза его открылись в изумлении. И хотя он увидел стену огня, бушевавшую перед ним, и отделявшую его от Элронда, он удивился не этому. Его поразила черная тень, которая росла вслед за огнем из той же трещины в полу, которая расширялась и поглощала пол, стремительно оплавляя зеркальные куски толщиной в целый фут. Одна за другой проваливались черные колонны, и там, где они исчезали, их место тут же занимали столбы пламени, рвущиеся из глубин. С невидимого потолка с грохотом и шумом летели огромные каменные куски, совершенно бесформенные и безобразные. Они пробивали пол и тоже давали ход огню. Гэндальф почувствовал, как накалился воздух вокруг него. И все же он смотрел не на огонь. Черная тень, продолжала подниматься из глубины пламени и принимать очертания огромного великана.

– Балрог! – воскликнул Гэндальф. – Порождение Тьмы! Кто привел тебя сюда?

Чудовище не ответило Гэндальфу, оно с силой ударило себя в грудь, затем высоко подняло ногу, другую, уперлось длинной рукой, вылезло наружу и горой нависло над магом. По всему телу балрога искрились белые и фиолетовые искры, в правой руке у него пламя сформировалось в огромный трезубец, в левой руке у него засверкала сеть, сотканная из тысячи молний. Балрог заревел, в его реве с трудом, но можно было распознать слово «Прочь!», и кинул сеть на Гэндальфа.

– Это ты мне говоришь прочь? – вне себя от гнева закричал Гэндальф, сверкнул меч над его головой, и сеть балрога распалась на куски, которые разлетелись в разные стороны и с грохотом ушли в стены или сгорели в огне. – Ты мне, слуге Солнечного Света и искателю Истины смеешь что-то приказывать?

Гэндальф сделал еще шаг вперед и летевший ему в грудь трезубец великана также со звоном разлетелся на куски.

– А теперь возвращайся туда, откуда ты пришел! – громовым голосом приказал Гэндальф и поднял Магический жезл. – Прочь!

Вспышка белого огня вырвалась с конца жезла и ударила балрога в грудь. Тот несколько мгновений стоял, пораженный могуществом мага, затем сил на сопротивление у него не осталось, и он рухнул обратно в огненную бездну. И пламя вновь объяло его черную фигуру, исчезающую в глубинах земли.

– Вот так-то! – зло сказал Гэндальф.

Самодовольная усмешка скривила его губы, но затем лицо мага вновь омрачилось. Он увидел, как еще две черные тени, еще большие, нежели предыдущая, выходят из огненной стены.

81
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru