Книга Хоббит и кольцо всевластья (Первый поход). Автор Суслин Дмитрий. Содержание - Глава десятая ПОХОД НА АРДАГАРД

– Но, там всего одна тропа, а вы не знаете к ней дороги!

– Ты нам ее объяснишь.

Эльф некоторое время молча размышлял, потом посмотрел на своих товарищей, словно испрашивая у них совета. Эльфы смотрели на него и тоже молчали. Потом они что-то негромко сказали друг другу на своем языке, которого не знал даже Гэндальф. Итиладун снова повернулся к гондорцам.

– Я дам вам провожатого, – сказал он. – Если бы мы не должны были охранять побережье, то все бы пошли с вами. Но так пойдет только один.

– Этого более чем достаточно, Итиладун, – ответил Гэндальф. – От своего имени и от имени моих товарищей я благодарен тебе.

– С вами пойдет Ольве.

Один из темных эльфов, самый молодой на вид и самый высокий, вышел вперед и поклонился Гэндальфу. Маг поклонился эльфу. Больше они не обмолвились ни словом. Да, темные эльфы оказались очень необычным народом, особенно по сравнению со всеми остальными эльфами, которых знал и видел на своем веку хоббит Бильбо.

Глава десятая

ПОХОД НА АРДАГАРД

Вечером пополнение запасов питьевой воды завершились. Но корабли остались на якоре, а большинство гондорцев высадились с них на берег. На борту остались только экипажи кораблей. Все уже знали, что Гэндальф собрался взойти на Ардагард и посетить развалины древней башни. Эта весть очень всех взволновала, и среди витязей даже разгорелся спор, кому идти с магом. Никто не хотел признать себя трусом и спасовать перед неизвестной опасностью. Так что пришлось кинуть жребий, от участия в котором были избавлены хоббит, гномы и Феномир, которого Торонгил назначил командиром лагеря. Выход из лагеря был назначен на утро.

Эльфы оглядели импровизированный людской лагерь, посоветовали быть бдительными, особенно ночью, и удалились. С гондорцами остался только Ольве.

А ночью на лагерь было совершено нападение. Оно было неожиданным и стремительным. В одной из палаток, которых было всего три, вдруг раздался шум, звон вынимаемого оружия, крики, топот ног, а затем вопли и стоны. Сбежавшиеся на шум гондорцы увидели, что палатка сбита, под ней кто-то крутится, а по земле течет кровь. Торонгил стремительно разрезал плотную ткань, и помог тем, кто под ней запутался, вылезти. Трое гондорцев с бледными лицами встали на ноги, двое так и остались лежать. Их осветили факелами и ахнули. У одного была оторвана голова, словно на него напал медведь, другой держался за живот, в котором была здоровенная рана, словно нанесенная топором. Он окинул всех потухшим взглядом и умер.

И все! Больше никого не было. Не было тех, кто это сделал, и часовые клялись, что они никого не видели. Никто не проникал в лагерь, никто из него не выходил.

– Что тут было? Кто на вас напал? – стали расспрашивать оставшихся в живых. Те только стучали зубами и не могли толком что-либо рассказать.

– Мы видели только глаза, – отвечали они. – Большие зеленые глаза. Они смотрели на нас. А когда мы схватились за оружие, что-то большое и тяжелое стало метаться по палатке, и она рухнула на нас. И все.

Тогда все взоры устремились на Гэндальфа и Ольве. Последний тоже подошел сюда.

– Это сделал кто-то из Дикого Народа? – спросил у эльфа Гэндальф.

– Нет, – ответил эльф. – Это сделал Ночной убийца. Демон ночи. Они помогают Дикому Народу. Появляются редко. Но так поступают они.

Гэндальф был серьезен. Посох в его руке вдруг вспыхнул синим светом, затем стал фиолетовым.

– Здесь побывало зло, – сказал он. – Неведомое и сильное. Я чувствую его. И мы должны опасаться его.

– А что ему было нужно? – жалобным голосом спросил мага Бильбо. Он и гномы прибежали одними из первых, потому что жили в соседней палатке. И теперь у хоббита волосы на голове вставали дыбом, при мысли о том, что эта неведомая смерть могла заглянуть и к ним в палатку.

Гэндальф пожал плечами:

– Если бы я знал.

– Смотрите! – вдруг закричал Двалин, указывая в сторону горы Ардагард.

Все взоры устремились туда, куда показывал гном. И оттого, что они увидели, даже у самых смелых воинов пробежали мурашки по спинам. А Бильбо, так и вовсе присел от страха, ухватившись за полу плаща Гэндальфа, словно хотел накрыться им и спрятаться.

Ардагард светился. Темно-багровые отблески медленными волнами пробежали по его склонам, поднялись к вершине, и там грохнула багровая молния, осветившая что-то, напоминавшее кривую спиралевидную башню с острой крышей. Затем снова все погрузилось в ночную тьму.

– Это что же мы туда собрались? – спросил в полной тишине Балин.

– Туда, – ответил Гэндальф. – Прямо в пекло. Так что есть еще время тому, кто решил передумать.

– Уж я то не передумаю, – хмыкнул гном, помахивая перед своим бородатым лицом секирой. – И меня не испугают всякие там демонические штучки. Мы поднимемся туда и тоже устроим фейерверк. Не так ли?

Гному никто не стал перечить. И не один из гондорцев, кто должен был идти на Ардагард, также не отказался от своего жребия.

– Ты можешь остаться, – сказал тогда Гэндальф хоббиту, встретив его испуганный взгляд.

Бильбо очень не хотелось подниматься на гору, которая может так светиться и грохотать. Но оставаться в лагере, где по ночам нападает невиданное и неслыханное зло, тоже не собирался. Так он об этом и сказал Гэндальфу.

Спать в эту ночь никто из людей не ложился. Всем было не до сна. Надо было подготовиться к похоронам погибших товарищей, подготовить погребальный костер и сложить для них прощальную песнь...

Утром Торонгил зычным голосом призвал всех на сбор. Они с Гэндальфом уже стояли у реки в ожидании участников похода. В трех шагах от них на валуне сидел Ольве и перекладывал в колчане стрелы, чтобы они не подвели в нужную минуту.

Первыми подошли гномы и хоббит. Затем в течении нескольких мгновений к ним присоединились остальные гондорцы. Всего, не считая проводника эльфа, отряд насчитывал пятнадцать участников.

В воздухе стоял легкий утренний туман. С моря тянуло прохладой. Небольшие волны с тихим шелестом накатывали на каменистый берег. Безмолвно возвышался, закрывая собой рассветное солнце, Ардагард. В общем, все было мирно и тихо, и ничего не напоминало о ночном происшествии. Кроме сложенного на морском берегу погребального ложа и двух тел, лежащих на нем. Гондорцы выстроились вокруг погибших товарищей, и Феномир положил на их последнее ложе горящий факел. Остальные сделали то же самое. Затем, когда жаркое пламя устремилось к небу, воины запели прощальную песню, в которой воспевались подвиги Бретила и Братобора, так звали погибших. Под эти печальные и торжественные звуки отряд разведчиков выступил из лагеря и направился к Ардагарду.

Ольве повел их верх по руслу реки, которая, как оказалась, называлась Быстропенная. Он шел первым. За ним ступал Гэндальф с гномами и Бильбо, затем шли гондорцы, замыкал шествие Торонгил Странник. У всех за плечами были мешки и полное вооружение. Большие круглые щиты, тяжелые мечи, топоры и луки со стрелами. Только у Бильбо был один кинжал, да у Ольве ничего кроме лука и колчана со стрелами не было. Гэндальф шел, опираясь на посох. Оружия у него не было. Во всяком случае, в руках или на спине. Но хоббиту то хорошо было известно, как вооружен и опасен становится Гэндальф, когда начинается настоящий бой.

Шли молча. На душе было невесело и тревожно. Только Балин и Двалин о чем-то переговаривались между собой. Бильбо шел и клевал носом, потому что не выспался. Гондорцы, как настоящие воины, ничем не показывали, что тоже провели бессонную ночь.

Только когда берег остался далеко за спиной, а потом, когда отряд вошел в жидкий и низкорослый елистый лес, и вовсе пропал из виду, настроение постепенно стало меняться. Воины, привыкшие к опасностям жизни, видевшие смерть товарищей, они не могли предаваться унынию слишком долго. И вот уже разговоры между ними все чаще и чаще стали переходить в смех, ночные страхи казались чем-то далеким и нереальным. А когда в полдень, прямо на отряд выскочил красавец тур с огромными рогами и тут же пал, сраженный сразу двумя стрелами, одну выпустил Ольве, другую, на секунду позже него, Балин, так и вовсе стало приподнятым. После вяленного и соленого мяса, всем хотелось полакомиться свежатинкой. Тут же был разведен костер, туша зверя надета на крепкий осиновый кол, и все стали в нетерпении ждать трапезы.

24
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru