Книга Эскадрилья ведет бой. Автор Сухов Константин Васильевич. Содержание - Мы вернулись!

Мы вернулись!

Черниговка. В этом большом украинском селе продолжали боевую учебу, мужали, росли. Иван Олефиренко уже комэск, командует нашей первой эскадрильей. А совсем вроде бы недавно переучивался он, придя в полк из транспортной авиации. Сумел постичь нелегкую науку. И тут не просто продвижение по службе, не стечение обстоятельств, в результате чего стал он комэском. На эту должность тщательно отбирают кандидата, взвешивают, обдумывают, анализируют, прежде чем отдать приказ. И делают это компетентные люди, сами прошедшие этот этап — эскадрилью.

Кто он — комэск? Это главная фигура боевого подразделения. Это он водит в бой группы самолетов, и вся тяжесть управления групповой воздушной схваткой лежит на нем. От него, его мастерства, его выучки, воли зависит результат сражения, а значит, и жизни летчиков доверены ему. В этом ли не авторитет ведущего воздушного бойца!

На такую же должность, но в третью эскадрилью назначен Герой Советского Союза Александр Клубов. Он ли не мастер сверхточных атак и меткого огня? Но этого мало: надо обладать умением руководить людьми, заражать их примером, вести за собой. Надо уметь командовать боевым коллективом. Герой Советского Союза Аркадий Федоров принял штурманскую службу полка.

Речкалов уже заместитель командира нашего полка. Пал Палыч Крюков назначен командиром 104-го гвардейского авиаполка, а 100-м полком командует тоже наш «выдвиженец» — бывший комэск, майор, Герой Советского Союза Сергей Лукьянов.

Во главе нашего полка теперь дважды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин, и это — немаловажный факт. Вырос он. И вместе с ним выросли многие из тех, кого он учил и наставлял.

Пришло пополнение. В числе новоприбывших «возвращенные» из пехоты, кавалерии, даже из морских десантных подразделений летчики. Были среди новичков и молоденькие выпускники летных училищ. В первую эскадрилью зачислены младшие лейтенанты Андрей Иванков, Николай Кудинов, Алексей Сеничев. Два последние были в свое время техниками, переучились и стали «летунами».

К тому времени, когда мы в качестве «перегонщиков» возвратились в полк, «старики» разобрали их ведомыми. Мне выбирать не пришлось: остался один Виктор Жигалов, худощавый, веснушчатый, совсем еще мальчишка. А были мы ведь одногодки… На фронте взрослеют быстро.

Познакомились. Опыта у Виктора (разумеется, боевого) еще нет: из училища направили его в запасный полк, а оттуда — прямиком к нам, в боевую часть. Видно по всему — летать любит. В строй его уже ввели. Но надо еще с ним слетаться. А времени совсем мало.

Потолковали, разобрались, что к чему, наметили план действий. Нравится парнишка все больше. Вот только вид у него неказистый — стебелек, да и только!..

К тому ж новичку надо многое дать. На это необходимо время: разговорами летчика ведь не научишь. Теория должна подкрепляться практикой. Сто раз напоминай ему об осмотрительности, а один раз «даст зевака» — тут как тут уже и «мессер» атакует…

Не менее важно уметь стрелять — быстро прицеливаться, метко вести огонь. Виктор хорошо показал себя на полигоне — все Цели поразил. А как будет по воздушным целям бить? Это еще проверить тоже надо.

Тревожит меня еще один вопрос: как он будет держаться в паре, да и в целом в группе? Как воспримет боевую атмосферу?

Присматриваюсь к Виктору. Вроде бы никаких признаков безволия. Сам просится:

— Возьмите меня ведомым!

Можно понять парня: в нем уже и самолюбие заговорило, да и обидно как-то стало. Товарищи, с которыми вместе пришел он в полк, уже летают парами со своими ведущими, отработали групповую слетанность, а он еще «кустарь-одиночка» — только-только «закрепился» за ведущим…

Жизнь отвела нам всего лишь пять летных дней. «Спрессовали» программу, можно сказать, до предела.

Первым долгом, отработали слетанность пары. Выполняли по нескольку полетов ежедневно. Вели учебные воздушные бои — один на один и пара на пару. Какие только ни делал я «выкрутасы», какие только резкие маневры ни выполнял — тот рядом. Пытался ему и в хвост зайти, и снизу «ударить» — крутится здорово! Держится. Значит — не оторвется…

И видит меня хорошо, и машину чувствует, и реакция у него быстрая. Да и в воздухе хорошо видит — каждый раз докладывает: «Сзади, сверху, снизу…»

Даже на фоне пестрой земли замечал силуэт самолета… Порой его доклад заставлял меня повнимательнее всмотреться в даль.

В общем — молодцом оказался Виктор. Ведомым своим я был очень доволен.

Затем учили новичка держать свое место в строю звена. А коль это отшлифуется, в строю эскадрильи будет держаться уверенно. Правда, этот элемент Виктор отрабатывал уже в процессе перелета на фронт. А маршрут оказался не близкий — более тысячи километров.

…Перелет закончен. Сели в тех местах, где полк начинал войну. Хоть это и символично, да огорчал тот факт, что мало вернулось ветеранов — тех, кого поднял в тот июньский рассвет военный гром.

Сюда, под Бельцы, возвратились Пал Палыч Крюков, Иван Вахненко, за это время он из техника «переквалифицировался» в летчика, Андрей Труд, Григорий Речкалов и, разумеется, наш теперь уже комдив, Александр Иванович Покрышкин. Технический состав почти тот же.

Вижу на аэродроме, как техники обступили кого-то, ведут оживленный разговор с каким-то летчиком. Спрашиваю ребят, кто это, — и кивком головы указываю на незнакомца.

— Да это же Валентин Фигичев!

— А-а! — отвечаю так, будто знаю его. Собственно, лично с ним не был знаком: тот ушел из полка до того, как я туда пришел. Но в боевой истории части Валентин оставил большой след. Много слышали мы о Фигичеве от ветеранов полка. Рассказывали о нем удивительные вещи. Как он в составе восьмерки истребителей МиГ-3 спустя месяц после начала войны штурмовым ударом по аэродрому Бельцы нанес ответный «визит» гитлеровцам, в результате чего враг лишился тринадцати самолетов. Как, «оседлав» оказавшийся на аэродроме Ил-2 «одиночку» — без стрелка — Фигичев штурмовал на нем вражеские колонны, устремившиеся на Одессу и в Таврию. Как, вылетая на разведку и обнаружив «стоящую цель», Фигичев первым делом наносил по ней штурмовой удар, подавлял зенитные средства, а следовавшие за ним истребители МиГ-3, И-16, «Чайка» расправлялись с моторизованными колоннами гитлеровских войск, обрушивали огонь на железнодорожные эшелоны, склады горючего и боеприпасов. Вспомнили, как он уничтожил на станции Раздельная крупный склад горючего, вызвав огромный пожар.

75
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru