Книга Невеста колдуна. Автор Сухомизская Светлана. Содержание - Глава 26 ЧЕМ ДАЛЬШЕ В ЛЕС, ТЕМ БОЛЬШЕ ДРОВ

Повисла тяжелая пауза.

— Ах, вот оно что, — наконец сказала Юля. — А я-то все понять не могу, почему это ты с самого утра в мою сторону не глядишь.

Борис вытер о бедро жирные от крема пальцы.

— А ты бы меня спросила, хоть раз в жизни поинтересовалась, что со мной происходит.

— Я ждала, что ты сам мне все скажешь.

— Ну, вот я и сказал. И, знаешь, мне даже не очень интересно знать, что ты мне ответишь. Меня в последнее время уже очень мало что интересует.

Юля щелкнула пластиковыми замочками лифчика и села на одеяле, презрительно глядя на Бориса.

— Можно подумать, тебя хоть что-нибудь интересовало раньше! Я бьюсь как рыба об лед, а ты хоть когда-нибудь, хоть один-единственный раз попытался мне помочь!

— Спать с Кириллом? Извини, я не по этой части.

Раздался громкий хлопок — это Юля ударила Бориса по щеке.

— Если ты такой правильный, такой чистенький — иди и поговори сегодня с Кириллом! Да-да! Поговори! Только уж расскажи ему все! Ему должно понравиться то, что ты проделал за последние три месяца. Можешь сказать ему, что все это придумала я, ведь правда, верно? Только не забудь: придумывала-то я, а делал — ты. А о самом главном расскажи, порадуй его. И я посмотрю, что будет дальше…

Борис опустил голову, кусая губы. Юля засмеялась.

— Ты так смело обвиняешь меня, а чем ты лучше? Чем? И в чем ты можешь меня упрекнуть? Разве только в том, что я неаккуратно прячу концы в воду. Ну уж извини, дорогой! Так получилось! В другой раз буду осторожнее, чтобы не ранить твое чувствительное сердце.

— Я тебя ненавижу, — прошептал Борис — Убил бы, если б только мог.

— Да уж я заметила, что убить — у тебя кишка тонка, — насмешливо заметила Юля. — А знаешь, что самое смешное?

Она провела рукой по его щеке. Он отвернулся, вздрогнув. Тогда она подсела к нему поближе и обняла его. Он попытался вырваться, но как-то неуверенно, словно нехотя. Она засмеялась и поцеловала его сзади в шею, потом в мочку уха.

— Повернись ко мне, — тихонько сказала она.

Он повиновался с отчаянием на лице.

— От любви до ненависти один шаг, — она положила руки ему на плечи. — И обратно тоже. Ты ведь по-прежнему любишь меня.

Он закрыл глаза и молча кивнул.

Глава 26

ЧЕМ ДАЛЬШЕ В ЛЕС, ТЕМ БОЛЬШЕ ДРОВ

Мобильный телефон зазвонил в тот момент, когда я медленно спустилась по щербатым ступеням в жаркий августовский день, все еще не оправившись от потрясения, вызванного моим внезапным открытием. Я даже не сразу поняла, откуда доносится это треньканье, а когда сообразила, что из моего рюкзака, окончательно растерялась. В чем дело, я же его отключала, разве нет? Конечно, я девушка рассеянная, если не сказать — растяпа, но не до такой же степени, всему есть предел, даже моей практической бестолковости!

Но когда из-под расчески, кассеты с записью сорокового концерта Моцарта, банки крема и прочей ерунды, которую мне было уже недосуг разглядывать, я извлекла мобильный телефон и, приложив его к уху, услышала до боли знакомый насмешливый голос, мне все стало ясно:

— Неужели ты не понимаешь, что при желании я тебе и по сломанному телефону могу позвонить?

— Ну, я как-то упустила это из виду, — искренне призналась я. — Главное, ты мне по электрической плитке не звони или по мясорубке.

— Неужели ты обо мне так плохо думаешь? — засмеялся Себастьян. — Хотя идея хорошая… Даниель проверил твою гранату. Похоже, это то, что нас интересует. Теперь рассказывай: кто, что, откуда и так далее.

— Так вот зачем ты мне звонишь! Все по делу! А я так ждала, что когда-нибудь ты хоть на минуту забудешь о делах и захочешь сказать мне что-нибудь приятное. Личного, а не делового характера.

— Если говорить о личном, то ничего хорошего сообщить тебе не могу. Я на тебя обижен. Ты секретничаешь с Даниелем за моей спиной, я все узнаю в последнюю очередь…

— Это тоже все относится к работе, между прочим.

— Ну, — Себастьян слегка смутился, — мы же вместе работаем.

— Ага. В последнее время только работаем, — я не смогла удержаться от шпильки.

— И я бы не сказал, что плодотворно. Ты почему-то предпочитаешь действовать в одиночку. А потом нам с Даниелем опять придется извлекать тебя из какого-нибудь зловещего подвала.

— Ну, вспомнил! — усмехнулась я. — Тогда я была молода и неопытна!

В трубке фыркнули. Потом совершенно серьезным голосом сказали:

— Если ты думаешь, что я ничего не понимаю, то напрасно. Хватит тянуть время и заговаривать мне зубы. Или ты рассказываешь все о гранате, или…

— Или что? — кокетливо прокудахтала я.

Во время нашего разговора я не прекращала двигаться и в эту минуту очутилась на краю асфальтового пятачка, пышно именуемого площадью. На противоположной ее стороне мои голодные глаза узрели вывеску «Шашлычная», сизый дымок над мангалом и круглые белые столики под пропыленным тентом. Когда ветер подул в мою сторону, принеся с собой волну запаха мяса и лука, из недр моего организма раздался жалобный стон желудка.

— Или что? — повторила я скорее по инерции, чем из действительного интереса. Тарелочка шашлыка волновала меня сейчас куда больше, чем ответ Себастьяна, который, очевидно, не смог придумать ничего лучшего, чем мрачно произнести:

— Или мы с тобой поссоримся по-настоящему!

Вот испугал! Я сделала небольшую паузу, чтобы сформулировать эту свою мысль как можно изящней, но в ту же минуту все формулировки вылетели у меня из головы. Потому что слева от меня обнаружилась стоянка маршрутных такси, курсирующих между Краснозаводском и станцией метро «Выхино». Одна из таких маршруток как раз приехала из Москвы, и ее пассажиры один за другим выпрыгивали на раскаленный асфальт. Пятым из них оказался Вадим. Все с той же большой зеленой спортивной сумкой с оранжевой полосой. Хотелось бы мне знать, что в ней сейчас лежит.

— Знаешь, давай я тебе попозже перезвоню. Честное слово! — прикрыв рот рукой, прошептала я в трубку.

— С тобой все в порядке? — встревожился Себастьян.

— Да! — прошипела я. — Не звони мне пока! Я свяжусь с тобой вечером.

От остановки Вадим уверенным шагом направился к шашлычной. Это меня обрадовало. Люблю совмещать полезное с приятным.

Когда он уже уселся за столик с бутылкой нарзана и пластиковой тарелкой, на которой аппетитно благоухали кусочки шашлыка, я, сглотнув обильно выделявшуюся слюну, неторопливо вошла под навес и с хорошо разыгранным равнодушием огляделась в поисках свободного места.

Вадим, привстав, помахал рукой и позвал меня. На это я и рассчитывала. Оставалось только изобразить радостное изумление и подойти к нему.

Несмотря на все мои протесты — должно быть, не слишком уверенные, — он передвинул мне свою, еще не тронутую порцию и пошел за другой. А когда вернулся, сказал лукаво:

— Если бы я не знал, что это невозможно, я бы решил, что ты за мной следишь.

— Ну, — в тон ему ответила я, — во-первых, отчего же это так уж невозможно? А во-вторых, у меня есть все основания решить, что это ты следишь за мной.

Он усмехнулся и макнул кусок мяса в кетчуп.

— Я за тобой не следил.

— А за кем? — вдруг брякнула я.

Вадим перестал жевать и посмотрел на меня настороженно.

— С чего ты взяла, что я вообще за кем-то слежу? Я ездил к тете в Москву, как и собирался.

— Здоровье больше не беспокоит? — многозначительным тоном поинтересовалась я. По себе знаю, стоит таким тоном задать самый невинный вопрос, например «сколько времени?», любой человек, даже чистый, как слеза ребенка, начинает чувствовать за собой хотя бы парочку смертных грехов.

Но мои психологические этюды не принесли мне никакой практической пользы, если не считать того, что Вадим заерзал на стуле.

— Ты о чем? А, понял. Спасибо, нормально… А у тебя как дела? Кстати, о слежке — как успехи? Продолжаешь прыгать в крапиву?

— Нет, — небрежно ответила я, пытаясь не показать своего раздражения. — Я нашла себе занятие поинтереснее.

30
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru