Пользовательский поиск

Книга Кодекс чести вампира. Автор Сухомизская Светлана. Страница 31

Кол-во голосов: 0

— Вообще-то, умом я это понимаю, но сердцу абсолютно все равно. У меня уже просто нет сил на то, чтобы опасаться. Предпочитаю, как Скарлетт О'Хара, подумать об этом завтра, — призналась я, с трудом поднимаясь из-за стола — сказалось съеденное и выпитое, а также хождение в туфлях на высоких каблуках и неподходящего размера. Включила электрический чайник и тяжело плюхнулась обратно на свое место. — Теперь твоя очередь говорить. Рассказывай, что ты там придумала. Заговор какой-то…

Надины глаза заблестели.

— Вот именно! — торжественно произнесла она. — Заговор! Вернее — борьба за справедливость и свободу угнетенного класса!

— Слушай, подруга, а ты, часом, «Капитал» Маркса в отпуске перед сном не читала? — опасливо осведомилась я.

— Я что, похожа на умственно отсталую? Я, слава богу, с Даниелем была, так что на такую ерунду, как чтение, у меня времени не хватало. А говорю я о том, что нас с тобой эксплуатируют и унижают. Лишают отпуска, выходных и любви. Третируют и недооценивают. И терпеть все это я больше не намерена!

— И что же ты предлагаешь?

— Я же тебе говорю: заговор.

— Про заговор я уже поняла, но в чем он будет состоять?

Надя посмотрела на меня снисходительно:

— Мы найдем убийцу Хромова. Раньше, чем наши ангелы.

При этих словах я так энергично замахала руками и затрясла головой, что смахнула бы со стола почти пустую бутылку «Шардоне», если бы не ловкость, с которой Надя успела поймать ее на полдороге, не дав пролиться ни единой капле.

— Нет-нет-нет! Ни за что! Я уже пробовала ловить преступников в одиночку — из этого ничего хорошего не получается. Влипаешь во всяческие передряги, а потом выглядишь кретинкой в глазах Себастьяна.

— Нельзя выглядеть кретинкой, не являясь ею на самом деле, — тактично объяснила мне Надя. — Я не предлагаю тебе ловить преступников, тем более в одиночку. Я предлагаю искать их вдвоем.

— Думаешь, если количество расследующих дело кретинок удвоится, результат улучшится? — не осталась я в долгу. — И потом… Это такое сложное дело! Там одних подозреваемых вагон и маленькая тележка. Как мы перелопатим все вдвоем?

Надя закатила глаза к потолку:

— Нет, ты не кретинка! У кретинок мозги есть, просто они работают неправильно. А у тебя, похоже, работать особенно нечем. Мы не будем ничего лопатить. Лопатить будут ангелы. А мы будем добывать у них эти сведения с помощью одной глубоко законспирированной в тылу врага девицы.

— Тебя, что ли?

— Разумеется! Ты же встала в позу журавля, объявила бессрочную забастовку и в агентстве не показываешься. Очень здорово придумала, и работать по воскресеньям тебе не надо… Ну так вот, мы будем пользоваться сведениями по своему усмотрению и добьемся успеха раньше, чем наши начальнички.

— Но это же…

— Заговор, как и было сказано!

— Но почему ты так уверена, что мы добьемся успеха? — недоумевала я.

— Потому что мы умные, сообразительные, хитрые, пронырливые, красивые женщины в полном расцвете сил! Понятно?

Сраженная наповал такими железными аргументами, я молча кивнула. И, немного подумав, осторожно спросила:

— А с чего мы начнем?

— С самого начала! — рубанув воздух ладонью, ответила Надя, явно решившая, что этим парадом командовать будет она. У меня, правда, было на сей счет иное мнение. Все-таки я — фея, даже если у меня нет ни капли мозгов. И то, что в Надиных жилах течет кровь Кордовских халифов, не дает ей права задирать нос выше потолка. Но я решила о своем мнении пока помалкивать.

— Завтра, — говорила тем временем Надя, — я пороюсь в бумагах, послушаю разговоры — словом, выясню все, что нам нужно.

— А я?

— А ты жди! Тебе ведь могут позвонить всякие черти и вампиры… Слушай, кто-нибудь бы нас сейчас услышал — точно решил бы, что у нас белая горячка. Кстати, не забудь зарядить мобильный телефон и носить его все время с собой.

— Будет исполнено, товарищ генералиссимус! — козырнула я.

Надя оглядела стол и с чувством продекламировала:

— О поле, поле! Кто тебя усеял мертвыми костями!

Стало ясно, что нам пора ложиться спать…

Протянув руку к телефонному аппарату, я приподняла трубку, пару секунд подержала ее на весу, слушая слабо доносящийся из динамика длинный гудок, и с тяжелым вздохом положила ее на место. В двести тридцать первый раз. Или в двести тридцать второй.

Надя поднялась ни свет ни заря, когда моя бесчувственная, хотя и теплая тушка еще сладко похрапывала в недрах одеяла, и подалась куда-то по делам агентства. Мне же по пробуждении оставалось только догрызть половинку куриной ножки с половинкой помидора и кусочком лаваша — чудом сохранившиеся остатки вчерашнего пиршества — и ждать у моря погоды. Точнее, у телефона звонка.

Самым печальным в моем положении было не ожидание, хотя, конечно, и в ожидании нет ничего хорошего. Но гораздо хуже было сильное — до слез! — желание позвонить любимому ангелу.

А поскольку я страшно боялась услышать на другом конце телефона такой же холодный и равнодушный голос, какой слышала в последнюю нашу с Себастьяном встречу, то вместо того, чтобы поддаться искушению, в страшной нерешительности нарезала бесконечные круги по квартире и проникалась все большей неприязнью к ни в чем не повинному телефонному аппарату.

Более того, меня начали посещать странные мысли. Живо представилось мне, как я отправляюсь в «Гарду», вызвав своим появлением столбняк у Нади и бурную радость у Даниеля, ураганом врываюсь в кабинет Себастьяна, бросаюсь перед ним на колени… Нет, тут я, пожалуй, перегнула палку… Бросаюсь ему на шею — «а он такой холодный, как айсберг в океане…» — и говорю, что готова отправиться куда угодно — в Австралию, на мыс Горн, в Гренландию, в Антарктиду, на околоземную орбиту, на Луну и даже на Марс, только бы с ним вместе… Говорю, а сама целую его нахмуренный лоб, сдвинутые брови, сурово сжатые губы… И лед тает, и мы тонем, тонем, тонем…

Однако окончательно утонуть в воображаемом море любви мне не удалось, потому что телефон очнулся, о чем известил меня громким и требовательным звонком.

Это он, он! Он прочитал мои мысли!

Но это был не он. То есть он, но не тот. Короче говоря, это был Тигра.

— Ты готова? — торжествующе спросил он.

— Всегда готова. Скажи только к чему.

— Едем охотиться на одного чувака. Алисова я пока не нашел, зато нашел оператора, с которым он работает. Собирайся, я сейчас за тобой заеду. Да, у тебя фотоаппарат есть?

— Есть, — недоумевая, ответила я.

— Не забудь взять его с собой. — Зачем?

— Объясню при встрече.

Честно говоря, я не ожидала от Тигры такой прыти. Не прошло и десяти минут, как в мою дверь зазвонили.

— Это что такое! — рявкнул Тигра, появляясь в прихожей. — Ты почему еще не одета?

— Я что, десантник? — справедливо возразила я. — Я так не могу…

— Ну, ты еще давай скажи, что тебе надо принять ванну и выпить чашечку кофе, — фыркнул Тигра, порадовав меня хорошим знакомством с классикой отечественного кинематографа. Прямо как будто и не дьявол, а наш советский парень — обычный и простой. — Ты бросай это дело — бегать туда-сюда! Мне очень нравятся зверюшки на твоем халате, но сейчас на них любоваться мне некогда. Где твой фотоаппарат?

Выскочив из подъезда, я совсем было рванула в сторону автобусной остановки, но Тигра поймал меня за рукав.

— Куда собралась? Вон наш транспорт… Посмотрев в сторону, куда указывал его палец, я увидела устрашающего вида серый сорок первый «Москвич». Человек, дорожащий своей жизнью и здоровьем, ни за что бы не сел в такую подозрительную колымагу, но я девушка бесшабашная. Я не только покорно забралась на сиденье рядом с водителем, но даже воздержалась от критических замечаний в адрес моторизованной консервной банки. Лишь кротко заметила:

— Не знала, что у тебя есть машина,

— У меня ничего нет, но я всегда могу добыть все, что понадобится, — таинственно ответил Тигра.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru