Книга Кодекс чести вампира. Автор Сухомизская Светлана. Содержание - Глава 34 СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

— А я бы, если бы с моими предками так поступили, ни за что не стала бы иметь с небесами никакого дела, — заметила я.

— Но среди стражей есть и те, что примкнули к темным силам. Те, которые не поняли, что свет — это не значит постоянное благодушие и умиление. Что свет может быть и жестоким, и даже страшным. Но это не значит, что тьма — лучше. Понимаешь?

— Не вполне, — призналась я.

— Ну, еще поймешь, — вмешался Даниель. — Это довольно сложная штука. Даже ангелы не все понимают. Вот я, честно говоря, не слишком-то понимаю. Но для собственного спокойствия стараюсь обо всем таком не думать. Себастьян вот думает, так на него в эти минуты смотреть страшно.

— Хватит фантазировать. — Себастьян посмотрел на Даниеля неодобрительно, и тот изобразил на лице притворный испуг. — И вообще, — сказал он и посмотрел на меня задумчиво, — не кажется ли вам, что пора ложиться спать? Сегодня был длинный, трудный день. А завтрашний не обещает быть легче.

— Подожди, — сказала я. — Я забыла спросить: фотоаппарат Катя принесла?

Даниель кивнул:

— Только вот, к сожалению, пленки в нем не было. Хотя, конечно, ничего удивительного в этом нет. Так что теперь придется долго и нудно вытягивать из нашей бывшей клиентки имя ее соучастника. Захаров, правда, помчался к ней на квартиру делать обыск, но я уверен, что там ничего интересного не найдут. Кстати, нас всех можно поздравить — на этом деле мы ничего не заработали. Все труды впустую, если, конечно, не считать морального удовлетворения.

— А как же те деньги, которые Катя нам уже перевела? — спросила я.

— Ушли на текущие расходы, — сказал Себастьян.

— Может, еще не поздно взять деньги с вампира? — полушутя-полусерьезно предложила я.

— Только этого еще не хватало! — фыркнул Себастьян. — К тому же после того, как экспертиза обнаружила, что в убийстве Хромова замешан настоящий вампир, Бехметов тоже под подозрением.

— О черт! — вдруг рявкнула Надя, до этого времени не принимавшая участия в разговоре. Пока мы обсуждали небесные и земные силы, она сосредоточенно шелестела страницами журналов и ни на что не реагировала.

Все дружно уставились на нее, гадая, что могло вызвать столь эмоциональный отклик.

А Надя обвела всех победоносным взглядом и тихо, но торжественно сказала:

— И все-таки именно я раскрыла это дело, что бы вы там себе ни воображали! Смотрите сюда.

В едином порыве мы ринулись к Наде и, чуть не стукнувшись головами, склонились над журналом.

Длинный кроваво-алый ноготь Нади указывал на фотографию, на которой четыре человека в вечерних нарядах, парадно улыбаясь, поднимали бокалы, полные шампанского. Одна из них — красивая молодая женщина в зеленом с золотом платье — была мне незнакома, но остальные трое… Это были Хромов, Катя и… Бехметов! Подпись под фотографией гласила: «Известный русский художник Виктор Хромов с женой Екатериной, графиня Еланская и князь Бехметов на торжественном вечере „Русская Лютеция“».

— Где и когда это все происходило? — спросил Себастьян, сверкая глазами.

— В Париже… — Надя закрыла журнал и посмотрела на обложку. — В конце марта.

И вдруг меня прямо-таки подбросило на месте! Потому что я вспомнила, наконец, то, что так меня беспокоило, — заурядное происшествие, которое случилось в тот момент, когда я входила в ресторан «Декаданс», где меня ждал Забржицкий. На самом-то деле его и происшествием нельзя назвать, просто из-за угла ближайшего дома вышла пара — мужчина и женщина — и сразу же, резко развернувшись, поспешно вернулась туда, откуда пришла. Мужчину я разглядеть не успела — он был весь в черном, на голове — красный берет. А женщина показалась мне смутно знакомой. Но теперь я была абсолютно уверена, что это были вампир и безутешная вдова Катя. Заикаясь от волнения, я немедленно рассказала о своем открытии остальным.

— Так… Теперь все ясно, — торопливо произнес Себастьян. — Даниель, позвони Захарову. Нам нужно немедленно поговорить с Катей.

— А как мы все Захарову объясним, интересно? — Даниель взъерошил волосы на затылке. — Не будем же мы говорить ему о вампире? Он нас просто не поймет.

— Разумеется, о вампире мы не скажем. Выкрутимся как-нибудь, нам не привыкать.

И тут зазвонил телефон. Мы переглянулись. Лицо Себастьяна внезапно помрачнело.

— Слишком поздний звонок. Не к добру, — и он поднял трубку: — Алло… Что?!

Мы сразу поняли: его недобрые предчувствия оправдались. Но то, что мы услышали от него, когда он положил трубку, превзошло самые худшие ожидания:

— Катя мертва.

Ошеломленные, остолбеневшие, мы молча смотрели на него.

— Кто-то перерезал ей горло в камере предварительного заключения.

— Острым тонким лезвием, — услышала я словно издалека свой собственный голос.

— Вот именно. — Себастьян пристально посмотрел на меня. — И, думаю, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто мог это сделать.

— Так поехали к нему! — воскликнул Даниель. — Чего мы ждем? Пойду подгоню машину, а ты собирайся.

Себастьян покачал головой:

— Ты, похоже, забыл, с кем мы имеем дело. Ловить вампира между полуночью и тремя часами ночи — занятие почти бесполезное. Нет, мы поедем к нему на рассвете, когда его силы будут почти на исходе. К тому же нам нужно еще достать одну необходимую вещь… Понимаешь, о чем я говорю?

Они, конечно, не назвали эту вещь вслух. Но я и так все поняла и почувствовала, как от ужаса у меня холодеют, пальцы и губы. Потому что неназванной вещью был осиновый кол.

Глава 34

СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

Тих был кривой и узкий переулок — ни шум машин, ни шаги случайных прохожих не тревожили его чуткий сон. Но за плотно зашторенными окнами одного из домов, у двери которого притаился, словно длинная хищная рыба под обрывистым берегом, черный «лимузин», царила тревожная суматоха.

При свете большого камина, бросающего на все красноватые дрожащие блики, Али метался по комнате, то пропадая в углах, то вновь возникая как бы ниоткуда с какими-то вещами в руках. Вещи укладывались в массивные черные кофры с колесиками по бокам, убирались в портпледы, прятались в несгораемые серебристые чемоданчики с кодовыми замками.

Посреди этой суеты за столом сидел вампир — губы сжаты в линию, глаза опущены, брови сошлись на переносице. В тусклом круге света, падающем от одинокой толстой свечи, лежала стопка украшенной монограммами почтовой бумаги и из-под подрагивающего в руке вампира гусиного пера, под его негромкое поскрипывание, по бумаге бежали быстрые строчки со старомодными росчерками. Перо запиналось, испещряя бумагу мелкими чернильными брызгами, росчерки комкались, лишаясь требуемого изящества, — вампир торопился.

Али захлопнул кофры и чемоданы, запер их ключами, покрутил нумерованные колесики, путая цифровую комбинацию замков. И замер неподвижно, ожидая приказаний.

Вампир поднял глаза и молча кивнул. В тот же миг Али легко подхватил кофры и куда-то понес их. Хлопнула дверь.

Вампир собрал вместе исписанные листы, сложил их втрое и убрал в конверт. Надписал конверт одним-единственным словом и, оторвав защитную ленту от клейкого края, запечатал. Бросил конверт на стол надписью вверх и встал.

Али вернулся за чемоданами и портпледами и снова вышел.

Вампир подошел к огню и долго смотрел на пляшущие красные языки пламени. Потом полез в карман пиджака, достал маленький цилиндрический черный предмет и бросил его в огонь. Али возник у вампира за плечом. Тот кивнул, и они вдвоем вышли из комнаты. Вскоре раздался громкий лязг — дверь снаружи закрывали на замок.

Минуту спустя длинная хищная черная рыба бесшумно отплыла от дома и направилась в темную глубину города.

А через два часа, когда холодное, но ясное осеннее утро застелило переулок длинными синими тенями, к дому вампира с ревом подкатила черная «Победа». Из нее выскочили двое. Каждый держал в руках по недлинной грубой палке, заостренной с одного конца.

49
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru