Книга Фартовые деньги. Автор Суэйн Джеймс. Содержание - 6 Фартовые деньги

Великий прищурился.

– Моя ставка – тысяча в день плюс расходы. Кроме того, мне нужен доступ в комнату видеонаблюдения. И в хранилище пленок видеонаблюдения.

Арчи повернулся к Портеру. Законы Нью-Джерси строго запрещали пускать посторонних в зону, откуда осуществляется видеонаблюдение. Арчи серьезно накажут и оштрафуют, если обнаружат Валентайна там, где ему быть не положено.

– Придется рискнуть, – заметил Портер боссу.

– Ладно, – согласился Арчи и повернулся к Валентайну. – Что еще?

Валентайн хотел было сказать: «Ничего», – но вдруг заметил что-то сверкающее на рубашке. Это был крошечный осколок, бывший когда-то частью ветрового стекла взятой напрокат машины.

– Машину, – сказал он. – А то мою прострелили.

Арчи подошел к столу, подхватил связку ключей и бросил ему.

– Эта свободна. Она в подвале. Сейчас позвоню охраннику, скажу, чтобы выпустил тебя.

Валентайн взглянул на ключи. От «Мерседеса». Он ведь все равно собирался разыскать Европейца. А теперь за это еще и заплатят. Да кроме того удастся прокатиться на машине богача.

Он поднял пальто с кресла, подошел к окну и протянул руку. Арчи пожал ее. Так всегда велись дела в Атлантик-Сити.

– Рад, что ты с нами, – сказал Арчи.

Валентайн посмотрел вниз. И увидел детишек, катавшихся на тротуаре, как когда-то Джерри. Два парня шагали по пляжу, это были они с Дойлом – шли съесть по гамбургеру после работы. «Тебя нет, – подумалось ему, – но ты всегда с нами».

– И я рад, – отозвался он.

6

Фартовые деньги

– А ты крут, – заметил Портер, когда они ехали в личном лифте Арчи.

– Просто честен, – парировал Валентайн.

– Что, и меня это ждет, когда я выйду на пенсию?

– Говорят, становится только хуже.

Стенки лифта были стеклянными, и им открывался вид на обширную империю Арчи. В длину казино «Бомбей» равнялось трем футбольным полям. Дизайн в стиле «Тысячи и одной ночи» мог бы посоревноваться в безвкусии с любым опутанным неоновыми огнями зданием на Стрипе[20] Лас-Вегаса.

Валентайн наблюдал за тем, как экскурсионный автобус подъехал ко входу и выгрузил стайку седовласых чудаков. Казино Атлантик-Сити молились на пожилых, которые просаживали свои пенсии и чеки соцзащиты на игровых автоматах и автоматах видеопокера. Двери лифта разъехались, они вышли.

– Как Арчи собирается пропихнуть азартные игры во Флориде? – спросил Валентайн. – Избиратели дважды отклоняли закон.

– Арчи уломал губернатора Флориды принять особый закон, по которому округа сами смогут решать, нужны им казино или нет, – сообщил Портер.

– То есть Арчи пытается переписать закон.

– Вот именно.

– Ну, флаг ему в руки.

– Он уже целое состояние угрохал на покупку гостиниц в Майами и Сент-Питерсберге. Уж поверь мне, Арчи знает, что делает.

Они пересекли зал. Внутренний декор «Бомбея» складывался из элементов псевдоиндийского и арабского стилей и деталей местного аляповатого колорита. На официантках, разносивших коктейли, были надеты непритязательные восточные костюмы в стиле сериала «В мечтах о Дженни», на дилерах и крупье – шелковые рубашки и атласные бабочки. Все места у автоматов были заняты. Комната казалась морем синтетики и голубоватых волос.

– Мне нужно хлебнуть кофе, – сказал Валентайн.

– Лучше всего пойти в «Синдбад», – посоветовал Портер.

Валентайн последовал за ним через зал блэкджека. Проходя мимо одного из столов, он остановился и принялся разглядывать девушку-дилера, пока она мешала карты, потом раздавала их играющим. Портер встал рядом с ним.

– Что-то не так?

– Она новенькая, да?

– Работает с прошлой недели, – пробормотал Портер. – Откуда ты знаешь?

– У нее своя карта красная девятка.

– Да не парь мне мозги.

– Спорим?

– С тобой? Ни за что.

– Тогда смотри.

Игроки за столом разыграли кон. Потом дилер перевернула свою карту. Это была девятка червей. Портер оттащил Валентайна от стола.

– Ну как, черт побери, ты догадался?

– Она подняла уголок, когда подкладывала ее под верхнюю карту, – объяснил Валентайн. – Неопытные дилеры этим грешат иногда. Мошенники называют это фронтальной загрузкой.

Портер выругался под нос. Каждый день по его казино шатались жулики, выискивая ошибки в игре зеленых дилеров, которые не выучили еще все правила. За каждую вовремя не решенную проблему он терял тысячи долларов, а иногда и больше.

– Я ее сейчас же выведу из зала, – сказал Портер.

Они встретились в «Синдбаде» через десять минут. Девушка в костюме наложницы подала им кофе в кружках, которые имели форму слонов. Сдув пар, Валентайн начал:

– Итак, расскажи мне, как «Бомбей» потерял шесть миллионов и при этом ты умудрился остаться на своем месте.

Портер пролил на себя кофе.

– Не смешно.

– А я и не говорю, что смешно.

Вытащив кипу бумажных салфеток из коробки, Портер вытер подбородок.

– Меня не выперли, потому что я не был виноват.

– Это как?

– Не знаю, заметил ли ты, но «Бомбей» изменился.

Валентайн заметил. Прохаживаясь по казино, он пару раз заблудился.

– Еще в ноябре Арчи запустил новую акцию, – рассказывал Портер. – Каждый клиент получает ведерко специальных монет, которые называются «фартовые деньги». Люди ставят их в игре и выигрывают призы.

Валентайн потягивал обжигающий кофе. За эти годы ему доводилось видеть немало сумасбродных акций в казино, а результат всегда был один и тот же: казино теряли деньги.

– И чья это была идея?

– Отряда «Стиляги». Они управляют отделом маркетинга. Сначала я подумал, что это глупая затея. Казино не должны разбазаривать свое добро. Но все получилось, видать, они соображают, что к чему.

– Что получилось?

– Люди стали воспринимать нас иначе.

– Ясно, – отозвался Валентайн.

Портер выхватил свой телефон. Через пять минут отряд «Стиляги» сидел в «Синдбаде». Брэнди оживленно рассказывала ему об акции. Вблизи она оказалась, как выражались парни его поколения, офигенно клевой: зеленые глаза соблазнительницы и мягкий, тягучий южный говор. Он поймал себя на том, что смотрит на нее чуть внимательнее, чем следовало бы.

– Девяносто восемь процентов людей, играющих в казино, проигрывают, – мурлыкала Брэнди. – Они отлично проводят время, но уходят домой с пустыми карманами. А идея фартовых денег в том, чтобы у них осталось ощущение, что они что-то выиграли.

– Изменить восприятие, – догадался Валентайн.

Она расплылась в улыбке, которая любого свела бы с ума.

– Вот именно. В прошлом октябре мы поставили в казино игровые автоматы, принимающие фартовые деньги. Пришлось сделать перестановку в зале, но в этом деле иногда стоит рискнуть, чтобы добиться успеха.

Сколько же ей лет? Тридцать два? А рассуждает так, словно уже лет сто в игорном бизнесе. Беседу подхватила Джиджи, красавица-блондинка.

– Фартовые монеты подходят только для этих автоматов, которые выдают выигрыш в двадцати процентах случаев. А призами служат остатки товара, которые мы покупаем в сети «Магазин на диване». Кое-что вообще даром получаем, такая это дрянь.

Все три захихикали. В их присутствии Валентайн ощущал себя словно на съемках ситкома.[21] Он тоже засмеялся, просто чтобы потрафить им.

– В автоматах «Фартовые деньги» есть и джек-пот, – продолжила Джиджи. – Это новенький автомобиль. «Дженерал моторс» даром отдала. Для рекламы.

Настала очередь Моник. Казалось, она только что качалась в спортзале и с ходу включилась в разговор.

– Но наши гости что-то выигрывают, и это главное. Они уходят домой счастливыми. Мы меняем для них ситуацию.

– А они рассказывают об этом друзьям, – подсказала Джи-джи.

– И их друзья тоже приходят в «Бомбей», – закончила Брэнди.

вернуться

20

Стрип – южная часть Лас-Вегасского бульвара длиной в шесть с лишним километров, на которой расположено большинство игорных домов и отелей.

вернуться

21

Ситком – телесериал, построенный на смешных ситуациях, в которые постоянно попадают одни и те же персонажи.

8
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru