Книга Фартовые деньги. Автор Суэйн Джеймс. Содержание - Благодарности

Джеймс Суэйн

Фартовые деньги

Маргарет и Чарльзу Суэйнам

Благодарности

Я признателен моему редактору Джорджу Лукасу, моему агенту Крису Калхауну и моим друзьям Стиву Форту и Шону Рэдмонду за помощь и наставления. И самая глубокая благодарность моей жене Лоре, которая всегда рядом, помогая мне писать – и жить.

Отец всегда говорил мне, что делать ставки можно только на ребят из «Нотр-Дам» и «Янки».[1] Но для тех, кто не желает следовать совету моего отца, я объявляю это казино открытым.

(Губернатор Бренден Берн на открытии казино «Дворец Цезаря», Атлантик-Сити, 26 мая 1978 г.)

1

Мейбл

– Перекресточники видят мир не так, как все остальные, – сказал Тони Валентайн своей соседке, сидя за ужином в кухне. Намазав сливочное масло на булочку, он откусил большой кусок. – Знаю, знаю, вредно для сердца, но нужно же мне время от времени вспомнить вкус настоящего масла. Сразу жизнь играет всеми красками.

– Кто такие перекресточники? – поинтересовалась Мейбл Страк.

– Так называют жуликов и мошенников. Это повелось еще на Диком Западе, когда мошенники орудовали в салунах у перекрестков захолустных городков.

– Как я понимаю, чтобы жулику было легче удрать.

– Верно. Так о чем я говорил?

– Ты набрасывал совершенно отвратительные портреты людей, которых посадил за решетку, – сладким голосом произнесла соседка.

– Точно. Они живут обманом двадцать четыре часа в сутки. Знаешь, что для них страшнее всего?

Отправив большой кусок домашней лазаньи в рот, Мейбл отрицательно покачала белоснежной головой.

– Засыпаться.

– Это когда сыпь выступает?

– Нет. Засыпаться, или засветиться – значит попасть под подозрение. А как только тебя начинают подозревать, ты уже не можешь вступить в игру. Так что они идут на все, лишь бы не засветиться.

Мейбл, никогда не игравшая в азартные игры, с трудом улавливала смысл. Ее больше впечатляли красочные истории о знаменитостях, с которыми он сталкивался за двадцать с лишним лет, когда защищал казино Атлантик-Сити, чем рассказы о тонкостях его профессии.

– Приведи пример, – попросила она.

Валентайн почесал подбородок, пытаясь припомнить случай, который не смутил бы Мейбл.

– Ты в покер когда-нибудь играла?

– Покойный муж устраивал у нас дома покерные вечера по пятницам. Сама я не играла, но правила знаю.

– Отлично. Предположим, перекресточник играет в покер с твоим мужем в пятницу вечером. Между раздачами тайком вытаскивает двух королей и прячет их под себя. Через минуту другой игрок забирает колоду и пересчитывает карты. «Тут не хватает», – говорит он. Как поступит мошенник?

Мейбл погрузилась в раздумье.

– А, знаю. Он скажет: «Дайте-ка посмотреть!» Возьмет колоду и вложит двух королей.

– Молодец.

Она хлопнула в ладоши.

– Угадала?

– В десятку. А что он сделает потом?

– Пересчитает карты.

– Правильно. А вот вопрос посложнее. Что он скажет, пересчитав их?

Мейбл в замешательстве умолкла.

– А что сказала бы ты? – спросил Валентайн.

– Я бы сказала: «Вы, наверное, ошиблись. Тут все пятьдесят две». – Мейбл приложила руку к губам. – Постой-ка. Но тогда все сведется к нам двоим, ведь так?

– Именно, – подтверждает Валентайн.

– Тогда я засвечусь, если использовать твое слово.

– Совершенно верно.

– Ладно, сдаюсь. Что же он скажет?

– Он скажет: «Вы правы, тут всего пятьдесят карт». И положит колоду на центр стола. Согласившись с первым игроком, он не засвечивается.

– А что потом?

– Он ждет, – ответил Валентайн.

– Чего?

– Другой игрок непременно возьмет колоду и пересчитает карты. И скажет: «Минуточку, их же пятьдесят две». И тогда уже засветится он, другой игрок.

Мейбл усмехнулась.

– Неудивительно, что тебе нравится отправлять этих людей за решетку, – заметила она.

Валентайн проводил Мейбл до дома. Красивое местечко, этот городок на западном побережье Флориды, куда они оба переехали на старости лет. Ветерок приносил теплое дыханье Мексиканского залива. Пройдя сотню ярдов, разделявшую их обшитые вагонкой дома в новоанглийском стиле, они остановились, чтобы разглядеть новехонький «Лексус», стоявший на подъездной дорожке соседей. На боковом стекле ярко выделялась наклейка автосалона. Они принадлежали к тому поколению, которое потрясали не только астрономические цены в современном мире, но и безмозглые люди, готовые выкладывать такие деньги.

У дома Мейбл они снова остановились. На этот раз, чтобы насладиться чарующим вечерним ароматом жасмина, растущего перед крыльцом.

– Мы парочка обывателей, да? – спросила она.

– Мне нравится быть обывателем, – ответил он.

– Я чуть тебе не поверила.

– Ты о чем?

– Твоя-то жизнь интересна. Я тебе завидую.

Войдя в дом, он быстро спустился вниз, потом проверил заднюю дверь и окна. В старости становишься мишенью. И он боялся, что однажды какой-нибудь грабитель вынесет из дома Мейбл что-нибудь ценное. Она ждала его в прихожей.

– Порядок, – сказал он. – Ты все же подумай о том, чтобы завести собаку.

Этот разговор повторялся много раз. Мейбл собиралась завести собаку, когда будет готова. Она чмокнула его в щеку.

– Спасибо за веселый вечер.

– Не за что. Слушай, у меня к тебе предложение.

– Какое?

– Не хочешь поработать на меня? Мне нужен человек, который будет отвечать на звонки и служить буфером для клиентов. Может, даже с некоторыми расследованиями мне поможешь.

Мейбл молчала. Тони ей нравился, и она чувствовала, что нравится ему. Но он жил в другом мире, в который ей, скорее всего, не вписаться.

– Но я ничего не знаю ни про казино, ни про способы обмана.

– Зато ты прекрасно разбираешься. А это уже полдела, когда работаешь с жульем. Основам я тебя научу. Тебе понравится.

– Думаешь?

– Уверен.

У него все выглядело легко. Если Тони и донес до нее какую-то мысль, так только ту, что шулеры не похожи на других преступников. Они пользуются замысловатыми ухищрениями, камерами и потайными компьютерами, чтобы совершать свои преступления. Они умны. И чтобы поймать их, нужно быть еще умнее.

– Может, у тебя найдется что почитать? Чтобы мне не выставить себя идиоткой, отвечая по телефону.

– Да у меня целая библиотека.

– И ты обещаешь помочь мне разобраться в деталях?

– Обещаю.

Мейбл колебалась. Валентайн улыбнулся. Он и впрямь сделает так, что ей это дело придется по душе, подумала она. И еще раз поцеловала Тони в щеку.

– Звучит заманчиво, – ответила Мейбл.

Валентайн опускался в кресло в своей гостиной, когда зазвонил телефон. Он никогда не снимал трубку, предпочитая, чтобы звонящий оставил сообщение на голосовой почте. В этом Тони находил одно из величайших преимуществ работы на самого себя.

Звонок умолк. Он подождал с минуту, затем набрал номер голосовой почты. Сообщение оказалось от Дойла Фланагана, его бывшего напарника из Атлантик-Сити. Он набрал номер сотового Дойла и поймал друга на выходе из автокафе «Макдоналдс».

– Ты что, домой вообще не заходишь?

Дойл ушел на покой из полиции через полгода после Валентайна. Поняв, что на пенсию не проживешь, стал работать частным детективом.

– Хотел бы, да не получается. Ты успел взглянуть на пленку ночного наблюдения?

– Само собой.

– Э, да что ж такое, – возмутился Дойл.

– Что случилось?

– Эта сука меня обсчитала.

Валентайн слушал, как Дойл возвращается к окошку и спорит с кассиром из-за двадцати пяти центов, пока его гамбургер остывает. Пленка Дойла еще стояла в видеомагнитофоне Валентайна, он поднял пульт и нажал на воспроизведение.

вернуться

1

«Нотр-Дам» (Университет Нотр-Дам) – университет в г. Саут-Бенде, Индиана, известный своими спортивными командами. «Янки» («Нью-Йоркские янки») – бейсбольная команда из г. Нью-Йорка, входящая в Восточное отделение Американской бейсбольной лиги.

1
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru