Книга Золотое яблоко. Автор Шей Роберт. Содержание - Книга четвертая Beamtenherrschaft

– Я уже направил туда Малдуна и Гудмана, – сказал Хагбард. – Что ж, БАРДАК, очевидно, третий кризис – это Ингольштадт. Что произойдет на этом рок-фестивале?

– Они намерены применить иллюминатскую науку стратегического биомистицизма. Озеро Тотенкопф – одно из знаменитых европейских «бездонных озер». Это значит, что там есть выход в подземное Валусийское море. В конце Второй мировой войны Гитлер держал в Баварии целую резервную дивизию СС. Он планировал отойти к Оберзальцбургу и вместе с этой фанатично преданной ему дивизией дать последний бой врагу в Баварских Альпах. Однако иллюминаты убедили Гитлера, что у него еще есть шанс выиграть войну, если он последует их инструкциям. Гитлер, Гиммлер и Борман отравили всю дивизию, несколько тысяч человек, цианидом. Затем водолазы опустили их трупы в полном боевом снаряжении на огромное подземное плато близ того места, где Валусийское море соединяется с озером Тотенкопф. К ботинкам эсэсовцев привязали груз, и со стороны казалось, что они стоят по стойке «смирно». Дивизионные самолеты, танки и артиллерию тоже опустили на это плато. Между прочим, многие эсэсовцы знали, что в их последнюю трапезу добавлен яд, но все равно ели. Они были уверены: если Фюрер считает, что им лучше умереть, значит, это действительно для них лучше.

– Не думаю, что за тридцать лет от них что-нибудь осталось, – заметил Хагбард.

– Ты, как обычно, ошибаешься, Хагбард, – ответил БАРДАК. – Все эти эсэсовцы были окружены биомистическим защитным полем. Вся дивизия находится в том же состоянии, в каком была в день отравления. Естественно, иллюминаты обманули Гитлера и Гиммлера. На самом деле целью массового жертвоприношения был взрывообразный выброс энергии сознания, достаточной для переброса Бормана на энергетический план бессмертия. Борману, одному из Первоиллюминатов того времени, полагалась награда за его вклад в развязывание Второй мировой войны. Пятьдесят миллионов насильственных смертей во время этой бойни помогли многим иллюминатам достичь трансцендентальной иллюминации и доставили большое удовольствие их старшим братьям и союзникам, ллойгорам.

– Так что же произойдет в Ингольштадте во время фестиваля?

– Выступление «Американской Медицинской Ассоциации» пятым номером программы «европейского Вудстока» сгенерирует биомистические волны, которые оживят нацистские легионы в озере и заставят их выйти на берег. Воскреснув, они будут наделены сверхъестественной силой и энергией: их практически невозможно будет убить. Но они обретут еще большую силу, когда зверски убьют миллионы юношей и девушек на берегу озера. Ведь тогда высвободится еще больше сознательной энергии. Затем возглавляемая четверкой Зауре дивизия двинется на Восточную Европу. Русские и без того крайне взвинчены в результате кризиса в Фернандо-По. Они решат, что Германия, с помощью капиталистических держав восставшая из пепла, снова вероломно напала на Россию, уже в третий раз за это столетие. Они обнаружат, что обычное оружие не останавливает воскресших нацистов. Они обязательно подумают, что столкнулись с каким-то новым видом американского сверхсекретного оружия, ведь за всем этим не могут не стоять американцы. Тогда русские начнут применять собственное сверхсекретное оружие. Вот тут-то иллюминаты и разыграют свой припрятанный в Лас-Вегасе туз, чем бы он ни был.

– А потом? – спросил Хагбард, напряженно подавшись вперед. Джордж увидел, как его лоб покрылся потом.

– Неважно, что будет потом, – отозвался БАРДАК. – Если мой прогноз верен и ситуация будет развиваться по этому сценарию, Эсхатон будет имманентизирован. Осуществится замысел иллюминатов, который они лелеяли еще со времен Груада. Это будет их полная победа. Все они одновременно достигнут «трансцендентальной иллюминации». А для человечества это означает вымирание. Конец.

Книга четвертая

Beamtenherrschaft

Да, Гувер умел работать. Он бы повоевал. Вот в чем дело. Он не поддался бы этим людям. Он запугал бы их до смерти. У него досье на каждого.

Ричард Милхаус Никсон

Трип восьмой, или Ход

Пришел к Верховному Чаппаралю человек, который учился в школах Пурпурного Мудреца, и Хун-Мэн-Тонга, и иллюминатов, и во многих других школах; но так и не обрел мира в душе.

И вот, учился он и в школах дискордианцев, и проповедников Мумму, и назареев, и Будды; но так и не обрел мира в душе.

И обратился он к Верховному Чаппаралю, и просил его: «Дай мне знак, чтобы я мог поверить».

И ответил ему Верховный Чаппараль: «Оставь меня и обрати взор к горизонту, и будет тебе знак, и да не ищешь больше».

И повернулся этот человек, и обратил взор к горизонту; но Верховный Чаппараль подкрался к нему сзади, замахнулся ногой и дал этому человеку сильный пинок в зад, заставивший его страдать и ужасно его унизивший.

Имеющий глаза да прочитает и поймет.

Мордехай Малигнатус, X. Н. С. «Книга материнской любви», «Нечестная Книга Лжи»

Церковь Звездной Мудрости ничуть не соответствовала представлению агента 00005 о том, каким должно быть добропорядочное духовное заведение. Архитектура была слишком готической, узоры на витражах – отталкивающе неприличными («О Боже, они, верно, кровожадные дикари», – думал он), а когда он открыл дверь, на алтаре не оказалось распятия. Более того, на месте распятия он обнаружил более чем непристойное изображение. По его мнению, оно выглядело откровенно безвкусным.

«Совсем не Ортодоксальная Церковь», – решил Чипс.

Он двигался осторожно, хотя здание казалось пустым. Судя по конструкции скамеек, они скорее предназначались для каких-то рептилий, чем для людей. В церкви, конечно, не должно быть комфортно, и это полезно для души, но здесь было… гм, слишком уж некомфортно. Первый витраж изнутри выглядел еще хуже, чем снаружи; Чипс не знал, кто такой Святой Жаба, но если это мозаичное изображение с его именем было его портретом, то, ей-богу, ни одна уважающая себя христианская конгрегация никогда не причислила бы его к лику святых. Следующий тип, Шоггот, был еще менее привлекательным, но он хотя бы не был причислен к лику святых.

Прямо перед ногами Чипса из прохода, отделяющего ряды скамеек, деловито пробежала крыса. Ну и обстановочка!

Чипс подошел к кафедре проповедника и увидел Библию. Хоть какой-то признак цивилизованности. Решив полюбопытствовать, какому библейскому тексту посвящалась последняя проповедь в этом дикарском притоне, Чипс взобрался на кафедру и пробежал глазами открытые страницы. К его ужасу, это была вовсе не Библия! Напыщенные речи о каком-то Йог-Сототе, вероятно, боге этих дикарей, который одновременно был и Воротами, и Стражем Ворот. Полнейший вздор. Чипс взял в руки громадный том и повернул к себе корешком. «Некрономикон»? Если его университетской латыни можно доверять, это означает что-то вроде «книги имен мертвых». Такая же пакость, как и вся эта церковь!

Он отправился к алтарю, стараясь не смотреть на гнусное изображение над ним. Ржавчина – интересно, что можно сказать о тварях, у которых ржавеет алтарь? Он ковырнул поверхность алтаря ногтем. Алтарь был мраморным, а мрамор не ржавеет. У Чипса возникло страшное подозрение, и он попробовал сковырнутое на вкус. Так и есть: кровь. И довольно свежая.

Да уж, совсем не Ортодоксальная Церковь.

Чипс приблизился к ризнице и наткнулся на паутину. «Черт», – выругался он, разорвав ее фонариком, – и тут на плечо ему упал огромный безобразный паук. Продолжая чертыхаться, Чипс стряхнул его на пол и раздавил. Черные боги, Святые Жабы, крысы, таинственные языческие Ворота, этот отвратительный Шоггот, а теперь еще и пауки. «Теперь очередь графа Дракулы», – мрачно думал он, толкая дверь в ризницу. Она неожиданно легко открылась, и Чипс остановился на пороге, ожидая.

41
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru