Книга Маска Красной смерти. Мистерия в духе Эдгара По. Автор Шехтер Гарольд. Содержание - Глава третья

Выглядела Путаница так, будто столкнулась с привидением.

Глава третья

— Что за гость там, тетушка? — спросил я озадаченно. По лицу ее можно было заключить, что она если не испугана, то в высшей степени озадачена и обеспокоена.

— Какой-то господин хочет с тобой увидеться. Я проводила его в гостиную. — Она понизила голос чуть ли не до шепота. — Очень странный, очень, Эдди. Внешность… — она замялась.

Любопытство мое взыграло, я извинился, поднялся и направился в гостиную.

Не будь я предупрежден милою тетушкой, я бы вряд ли смог удержать возглас изумления при виде гостя. В кресле расположился, с интересом озирая обстановку, один из наиболее примечательных представителей альбиносов, когда-либо виденных мною.

Ранее, разумеется, я неоднократно имел возможность наблюдать подобного рода явления природы. В музее Барнума альбиносов-людей представляло семейство Блазеков. Но даже Блазекам было далеко до моего посетителя, ибо его отличал не просто необычный, но даже несколько жутковатый облик.

Возраст посетителя я сразу оценить не смог; выше среднего роста, так расплывчато заключил я с первого взгляда, — даже сидя, он казался высоким. Худ до неимоверности, чуть ли не истощенный. Кожа невероятной, почти прозрачной белизны. Понятна реакция бедняжки Путаницы. Абсолютно бледные, без каких бы то ни было оттенков лицо и руки в сочетании с особенностями строения фигуры придавали ему вид гостя из потустороннего мира.

Совершенно невероятные — или невероятно совершенные? — черты лица усиливали это впечатление. Тонкой лепки подбородок — губы удивительно выразительного, прекрасного изгиба, нос столь несравненной формы, какую можно увидеть лишь на древнееврейских медальонах, широкий и высокий лоб, как бы воспаривший над лицом, свидетельствует о живости ума и благородстве характера… Такое лицо не сразу забудешь. Радужные оболочки глаз нежно-розового оттенка, белые вьющиеся волосы мягкими волнами ниспадают на плечи. Лицо выражает какую-то смесь остроты восприятия и благорасположенности. Общее впечатление, пожалуй, как от лучащихся серафимов зрелого Мурильо.

Одежда под стать облику. Костюм, галстук, рубашка — все из мягкой ткани цвета слоновой кости. Даже шляпа, покоящаяся на столике, того же цвета. Выделяются лишь блестящие черные башмаки.

Увидев меня, этот неординарный незнакомец поднялся и в освященном веками приветственном жесте протянул вперед длинную тонкую руку. Пожимая его ладонь, я невольно удивился, что она материальна, состоит из плоти, что рука моя не погрузилась в туман. Голос у этого создания полностью соответствовал внешности. Никогда ранее не слышал я столь мелодичных, музыкальных звуков.

— Рад с вами познакомиться, сэр. Мое имя Уайэт, Уильям Уайэт.

Переведя взгляд на его лицо — он намного превышал меня ростом, — я приветствовал мистера Уайэта и жестом предложил вернуться в кресло. Сам я присел на диванчик.

— Извините за визит в неурочное время, хотелось поскорее с вами увидеться. Надеюсь, не слишком спутал ваши планы, — начал объяснения гость.

— О нет, совершенно никакого беспокойства, — заверил я его. — Мы как раз завершили трапезу.

— Вот и отлично. Леди, впустившая меня в дом, выглядела несколько изумленной. Конечно, — усмехнулся он, — я к такой реакции привык, сами понимаете. Кажется странным, что такая мелочь, как пигментация кожи — или, в моем случае, отсутствие таковой, — может вызвать столь сильные переживания, как страх, шок… Даже ненависть…

— Если под «странным» понимать необычное, — развил я далее его мысль, — то я не могу с вами полностью согласиться. Ведь сколь ни прискорбно это свойство, но недоверие ко всему, что хоть как-то отличается от нас, коренится в самой человеческой природе. Да и не только человеческой.

— Возможно, вы правы, — печально кивнул Уайэт. — Если это не просто предрассудок, освященный веками. Но то, что я вам сейчас открою, — добавил он после небольшой паузы, — даже вам покажется странным.

— Интересно, интересно!

— Прежде всего позвольте задать вам вопрос, мистер По. Считаете ли вы, что события, которые мы называем случайными совпадениями, на самом деле являются производными слепого случая? Не кроется ли за такими совпадениями нечто неизвестное нам? Таинственная цель, незримый умысел…

Несколько неожиданный вопрос застал меня врасплох. Я принужден был некоторое время подумать, сосредоточиться.

— Конечно, случаются такого рода совпадения, столь чудесные, неожиданные, что невольно задумаешься, не являются ли они результатом действия какого-то сверхъестественного промысла.

— Именно так. — Уайэт отвел от меня взгляд и снова осмотрел комнату. — Я считаю, например, что нам с вами суждено было встретиться.

Услыхав столь неожиданное заявление, я, извините, выпучил глаза на собеседника.

— Лишь сегодня, — продолжал он, снова уставившись на меня, — я решил отправиться к вам по причинам, которые объясню чуть позже. Представьте себе мое изумление, когда я узнал, что вы занимаете именно эту квартиру. Видите ли, я в этих стенах уже бывал неоднократно; знаком с прежним съемщиком, мсье Деверо, который, кстати, имеет отношение к теме, приведшей меня к вам.

Мое изумление возросло невероятно.

— Я в полном недоумении, мистер Уайэт, — развел я руками.

— Прошу прощения. Сейчас я все объясню. Начну с себя. Я человек независимый. Отец разбогател на торговле мехами и оставил мне значительные средства. Люди обычно рассматривают наследство как щедрый дар судьбы. В общем, они правы. Несмотря на все библейские наставления и увещевания, деньги дают определенные возможности, мистер По. Особенно в моем случае. Мне не нужно зарабатывать на жизнь. Я вовсе не лентяй, но многие сферы деятельности для меня закрыты. Представьте меня, скажем, защищающим подсудимого в зале суда. Или утешающим больного. Или читающим лекцию в университете перед молодежной аудиторией. Меня, возможно, взяли бы к Барнуму, — скривил он губы в сухой усмешке, — но эта карьера мне как-то не импонирует. А деньги и время, которыми я располагаю, позволяют мне выбирать занятия, преследовать цели, которые я сам себе ставлю. Недавно у меня появилась возможность стать обладателем уникального и весьма ценного документа. В связи с этим на сцене появился мсье Деверо, ваш предшественник в этой квартире. Мы встретились случайно, за коктейлем в отеле «Метрополитен». Как вы понимаете, я привык, что на меня все глазеют. Большинство, однако, держат дистанцию. Мсье Деверо не из таких. Он запросто ко мне подсел и сходу начал болтать. Я вовсе не расценил это как наглость или дерзость. Напротив, мне было приятно, что кто-то отнесся ко мне как к обычному посетителю бара и запросто завел беседу. В ходе разговора зашла речь об интересах каждого из нас. Тут-то он и упомянул впервые тот самый документ. Он сказал, что знает его обладателя, живущего на Юге. Почувствовав мой живейший интерес, мсье Деверо предложил посреднические услуги. Он принял на себя обязательства по ведению переговоров и организации покупки, и эти обязательства добросовестно выполнил. Вскоре после того, как я вступил во владение документом, мсье Деверо отбыл в Европу по каким-то срочным делам.

— У меня сложилось несколько иное впечатление относительно обстоятельств его отбытия, — прервал я повествование мистера Уайэта. — Судя по информации, которой располагает домовладелица, он сбежал от кредиторов.

— Неужели? — нахмурился мой собеседник. — Эта новость меня удивляет. Никогда не замечал, что мсье Деверо стеснен в средствах. И гонорар за агентские услуги я ему выплатил весьма приличный. Впрочем, — пожал он плечами, — не так уж хорошо я его знал. Возможно, он не желал афишировать финансовые затруднения. С тех пор как документ оказался в моих руках, я этого французского джентльмена более не видел.

— А что это за документ? Должен признаться, вы взбудоражили мое любопытство.

— Извините меня, мистер По, но пока я не могу вам рассказать о характере документа. Весьма… как бы это выразить… щекотливого, что ли, характера эта бумага; до определенного момента требуется соблюдение строжайшей тайны. Могу лишь сказать, что написан он рукою лица весьма известного и значительного. Одно обстоятельство является решающим в определении его значимости и ценности. Подлинность.

7
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru