Пользовательский поиск

Книга ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов. Автор Шефнер Вадим. Страница 62

Кол-во голосов: 0

— Нам пора в лодку, — сказал Жербицкий дрогнувшим голосом.

Слава посмотрел на него и вдруг подумал: «А ведь осьминоги могут оказаться для нас важнее, чем дельфины, полезнее». Он удивился этой своей мысли. Почему он так подумал? Голова кружилась, мысли ворочались с трудом. А эта появилась легко. И при чем здесь дельфины и осьминоги? «Надо поскорее доставить октопуса наверх. Это сейчас важнее всего. Наконец-то мы нашли бесценного помощника, разведчика, пастуха рыбьих стад…»

«Осьминоги — вот лучшие союзники на море! Если подружиться с ними, то не страшен любой флот!» — подумал Олег, забыв об опасности облучения. Он начал представлять себе различные варианты использования осьминогов, и ему стало очень приятно, будто кто-то включил центр удовольствия в его мозгу. Не хотелось ничего делать, только бесконечно перебирать варианты.

Голова больше не болела, давление исчезло. Но какой-то сторожевой пункт его сознания еще сопротивлялся, как фанатик-часовой, когда крепость уже взята противником. И Олег все же вспомнил о подлодке, которая их ожидала. Снова в затылке, в висках зажужжали буравчики. Олег знал, что стоит вернуться к прежней теме раздумий, и буравчики заглохнут, будет очень приятно, словно лежишь на пляже у моря под ласковым солнцем. Но он собрал волю, отбросил остатки сладкой дремы. Взглянул в затуманенные глаза товарища и позвал:

— Слава!

Тот вздрогнул, будто очнулся от сна.

— Пора на подлодку. Там подождем.

— Правильно! И немедленно всплывать! Надо поскорее доставить осьминога наверх. Наконец-то мы нашли бесценного помощника…

— А ребята? Ты предлагаешь вернуться за ними потом?

«Как же я мог забыть? Откуда пришло это забытье? Похоже на гипноз… Да, на гипноз. Нельзя расслабляться!» Слава словно разорвал какие-то липкие нити, его мысль вдруг обрела свободу.

Послышался вопрос осьминога:

«Я останусь здесь?»

На этот раз вопрос звучал не так, как прежде, без вкрадчивости и назойливости.

— Да, пока останешься, — ответил Слава. — Ведь на подводной лодке нет аквариума для тебя. Если придется ждать пару часов там, тебе будет нелегко. А когда пойдем наверх, захватим и тебя.

19

В бортовом журнале подводной лодки осталась запись:

«18:00. Прождали пять часов. Больше ждать бессмысленно. Начинаем всплытие. На борту — руководитель гидробиологов. Во временной загородке грузового отсека находится дрессированный осьминог по кличке Мудрец…»

Два водолаза в специальных тяжелых скафандрах с защитными прокладками по распоряжению командира подлодки остались в «колоколе». Слава тоже хотел остаться с ними, но Жербицкий уговорил его, что руководителю экспедиции лучше находиться на своем судне и оттуда организовать поиски.

Сразу же по прибытии на борт «Академика Карчинского» Слава связался с базой и вызвал отряд водолазов под командой дважды Героя Советского Союза Ордына.

Тем временем Тукало переоборудовал бассейн и поместил в него осьминога. От добровольных помощников у Никифора Арсентьевича отбоя не было, каждому хотелось поговорить с Мудрецом. Славе пришлось протискиваться сквозь толпу. Сначала он пытался разогнать ее, но попытки оказались тщетными. Не помогали ни приказы, ни уговоры, ни объяснения. Да и времени у него было слишком мало. Пришлось разговаривать с осьминогом в присутствии всей толпы. Если это обстоятельство смущало Славу, то осьминогу, наоборот, такое внимание к его персоне явно пришлось по душе. А может быть, здесь действовали иные пружины, о которых спрут предпочитал помалкивать.

У Славы была слабая надежда, что в этот раз осьминог подскажет ему, где искать Валерия и Косинчука. Не следовало упускать эту возможность, тем более что подводная лодка еще не была готова к погружению.

Слава начал допрос спрута, предварительно включив магнитофон:

— Мудрец, от твоих ответов зависит жизнь твоих учителей. Понимаешь?

«Да».

— Попытайся вспомнить, что они говорили, перед тем как уйти из «колокола». Они упоминали о том, куда идут?

«Нет».

— А о том, что будут делать? Может быть, один из них сказал: «Нужно осмотреть ущелье»?…

«Нет».

— Или так: «Отснимем рыб, крабов…»

«Нет».

– «Заснимем участок дна»?

«Нет».

— О чем же они говорили?

«Об освоении мира».

— Мира или моря?

«Вы называете это морем, я — миром. Они говорили об освоении мира и о том, что осьминоги могут помочь людям».

— В чем?

«Разводить плантации водорослей и стеречь стада рыб. Строить для людей большие «колоколы» на дне. Охранять людей…»

— От кого?

«От других людей, которые придут на кораблях. Мы сможем прикреплять мины к кораблям».

— Ты знаешь, что такое мина?

«То, что приносит смерть».

«Каким образом он мог узнать о минах? — подумал Слава. Неужели Евг и Валерий ему объясняли это?» Он услышал:

«Люди рассказали. Это очень интересно. Можно убивать не по одному, а сразу много…»

Чтобы отвлечь октопуса от опасной темы, Слава спросил:

— А ты хочешь помогать людям?

«Да, да, да! Охранять их и ставить мины. Быть разведчиком и пастухом. Носить приборы. Находить что-то и говорить с людьми. Знать, чего они хотят. Делать то, что они хотят. Не советовать им. Люди не нуждаются в советах. Выполнять то, что прикажут. Ставить мины. Ставить их так, чтобы другие люди не знали…»

Аркадий Филиппович положил руку на плечо Славы, прося разрешения о чем-то спросить. Он истолковал взгляд Славы как положительный ответ, и спросил:

— Значит ты, Мудрец, хочешь убивать людей? Почему? Ты не любишь их?

«Люблю. Сделаю то, что людям нужно».

Слава следил за осьминогом, наблюдал, как пульсирует воронка. Он недоумевал: «Как спрут разговаривает? Чем? Его мускулистая глотка с клювом не годится для этого. Допустим, он произносит слова с помощью воронки. Но тогда она хотя бы должна быть на поверхности, а не в воде…»

Он увидел, как осьминог приподнял воронку над водой, и почувствовал то же неприятное ощущение, как и в «колоколе», но значительно слабее. Спрут уставился на него, стал раздуваться, менять окраску. Слава услышал обрывки чужих мыслей: «Не думай об этом! Не могу… Вас слишком много здесь, двурукие!.. Крабы!»

Спрут съежился и затих. Одновременно исчез «буравчик» в Славиной голове…

Щелкнул выключатель магнитофона. Слава спрятал аппарат в чехол и быстро пошел в каюту. Невероятная догадка гнала его. Он захлопнул за собой дверь, повернул ключ. Тотчас послышался стук. Пришлось открыть. Вошел Аркадий Филиппович. Слава спросил:

— Вы тоже заметили?

— Что?

— Его воронка была в воде. А мы слышали слова… Да ведь воронкой и не произнесешь сложную фразу…

— Я заметил другое, — сказал Аркадий Филиппович.

Слава не стал спрашивать, что именно заметил следователь. Он торопливо включил магнитофон. Услышал шелест пленки в тех местах, где должна была звучать речь осьминога, и бросился на палубу, к бассейну.

Осьминог отвечал на вопрос Тукало, но тотчас повернулся к Славе, хотя тот не успел раскрыть рта.

«Мудрец, ты знаешь, где твои учителя? Где те двое?» — подумал Слава и услышал ответ:

«Не знаю. Уже говорил. Не знаю».

Люди удивленно смотрели на осьминога. Они не слышали Славиных вопросов и не могли понять, кому отвечает спрут.

«И все-таки ты знаешь. Даже если они не говорили, куда идут, то думали об этом. Ты не можешь не знать. Почему же не говоришь? Значит, ты не друг, а враг людей?»

«Друг, — ответил Мудрец. — Я не хочу причинять людям боль».

«Но если ты не скажешь, мы можем не успеть к твоим учителям. Там, где они находятся, — опасно».

«Вам незачем спешить. Я предупреждал их, но люди не нуждаются в советах…»

«Это тебе сказали они?»

«Да. И я ничего не мог поделать».

Слава почувствовал, как у него перехватило дыхание.

— Ты хочешь сказать, что их уже не спасти? Они погибли?

Люди изумленно обернулись к нему, настолько неожиданным показались им его слова.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru