Пользовательский поиск

Книга ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов. Автор Шефнер Вадим. Страница 60

Кол-во голосов: 0

Им обоим было необходимо отдохнуть, и они, выключив свет, легли поспать. Но сон не шел к Валерию. Он пребывал в уже знакомом ему душном дремотном состоянии. Предчувствие опасности заставляло открываться отяжелевшие веки, а сон снова опускал их, смыкал плотно, как створки раковины.

ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов - i_020.jpg

Валерий услышал отдаленный шум, плеск, мокрый шлепок. Затем раздались иные звуки, будто спортсмен-новичок после дальней дистанции вылез из воды и, отдуваясь, тяжело шлепает к скамье. Звуки приближались…

Валерий заставил себя открыть глаза. Он увидел, как ручка двери повернулась. В узкую, почти незаметную щель стал втискиваться огненный паук. Та часть его туловища, которая прошла в дверь, вначале была плоской, как блин. Но вот она раздулась, словно паук переливал в нее остальную часть своего тела, оставшуюся за дверью.

Ожидание становилось невыносимым. Валерий собрал свое тело в упругий комок, довел мышцы до положения сжатых пружин. Он вскочил на ноги, почти одновременно включив свет в салоне.

Как только зажглись плафоны, огненный паук потух. Перед Валерием сверкал глазами спрут. Некоторые его щупальца были скручены, другие — вытянулись, будто он не решил, нападать или защищаться.

— Что тебе нужно? — спросил Валерий.

«Хотел посмотреть, оба ли вы здесь».

— Зачем?

Заспанный Косинчук протирал глаза, с удивлением глядя на осьминога.

«Хотел проверить».

— Зачем?

«Чтобы знать, что вы здесь».

— А если бы нас не было?

«Вас обоих или одного из вас?»

— Допустим, обоих.

«Знал бы, что вас нет».

— А если бы одного?

«Знал бы, что нет одного».

— Для чего тебе это?

«Чтобы знать».

Валерий оказался в тупике, не зная, в какой форме задавать вопросы, чтобы вынудить спрута рассказать о цели ночного визита. Евг переводил взгляд с одного на другого. Он сказал осьминогу:

— Ты не должен приходить сюда, когда тебя не зовут. Ты помешал нам спать.

«Не знал, — ответил спрут. — Не приду, пока меня не позовут».

— Вот и хорошо. А теперь ступай.

Уже находясь за дверью, осьминог произнес:

«Не ходи, когда тебя не зовут».

Люди переглянулись. У обоих мелькнула одна и та же мысль. Евг спросил:

— Волнуешься?

— Он светился, — растерянно сказал Валерий, подходя к двери и запирая ее на засов.

— Многие глубоководные способны светиться в темноте. Так они подманивают добычу, — сказал ихтиолог, и за его фразами скрывался подтекст: «В этом нет ничего особенного».

— Я уже видел однажды огненного паука. А после того погибли дельфины, — с нарастающим раздражением сказал Валерий.

Евг пожал плечами:

– «После» еще не значит «потому что». Давай спать. Утро вечера мудренее.

«Тем более, что утром он собирается…» — подумал Валерий и оборвал мысль. Вспомнил слова ихтиолога, повторенные спрутом. Было ли это простым повторением? Он слышал, как заскрипела откидная койка, и позавидовал выдержке товарища. Но сам заснуть не мог. Подошел к настенному шкафчику, достал пистолет. Это был не лазер, а старый пистолет Макарова, который на всякий случай дал ему Жербицкий. Валерий сунул пистолет под подушку…

16

Косинчук не возвращался. Уже прошло больше пяти часов, и Валерий начал волноваться. Ихтиолог надел облегченный, а не громоздкий скафандр, с автономной системой снабжения кислородом, выделенным из морской воды. Запасов воздуха, включая и «НЗ», у Евга оставалось часа на полтора.

Спрут почувствовал отсутствие ихтиолога.

«Где второй?»

— Пошел по своим делам, — ответил Валерий. Его злило назойливое любопытство осьминога. «Все равно ведь знает, — думал он. — А спрашивает так, будто я обязан отвечать».

Спрут приподнял края мантии и слегка втянул голову.

«Разве у вас не общие дела? Он пошел по своим и твоим делам к моим собратьям? Меня не взял… Плохо».

— Люди знают, что делают. Они не нуждаются в советах, — резко произнес Валерий.

«Так думают все люди? — спросил осьминог. А через секунду: — Мне можно войти?»

«Отстал бы ты от меня!» — подумал Валерий, но дверь открыл.

Он чувствовал сосущую боль в затылке, как будто его сейчас буравили, и не мог думать ни о чем другом, кроме Евга. Почему он задерживается? Не случилось бы чего… Валерию было сейчас не до осьминогов с их желаниями и интересами. В то же время он должен был помнить о присутствии Мудреца и не представлять ни на миг действий Евга, особенно того, что он хотел проникнуть в «инкубатор». Валерий попытался посмотреть на себя со стороны, оценить себя и свое поведение. Он подумал: «Что важнее: то, что происходит вокруг тебя, или отклик, который происходящее пробуждает в тебе? Ответ кажется очень простым: если для тебя, то важнее отклик, происходящий в тебе самом; а если для других?… Не торопись с выводами. И для других, если это не касается их непосредственно, важнее, или во всяком случае интереснее, как ты откликаешься на события, а не сами события. Это кажется парадоксальным, но люди сплетничают о людях, а не о Везувии, не о Черном море и Тихом океане, не о Марсе и Млечном пути…»

Очень легко выплыла аналогия: «И рыбы сплетничают не о людях, а о рыбах, даже когда сеть уже накрывает их…»

Валерию показалась подозрительной эта аналогия, ее появление, и он спросил у Мудреца:

— Это ты подумал о рыбах и сети?

«Люди всегда вмешиваются в чужие дела так, будто это их собственные?» — вопросом на вопрос ответил октопус.

— Что ты имеешь в виду?

«Второй пошел к моим собратьям, а ты недоволен, когда я спрашиваю о нем. Он пошел, не ожидая, пока его позовут. Он не советовался ни со мной, ни с ними, потому что люди не нуждаются в советах? Так?»

— Но люди — это люди. Что бы ты ни думал о них, они остаются такими, какие есть. С этим надо считаться.

«И осьминоги — это осьминоги».

— Ты хочешь сказать, что с вами тоже надо считаться? Но мы так и делаем. Мы не причиняем вам вреда, а только изучаем, чтобы общаться…

«И мы вас только изучаем… А ты злишься… Почему?»

Валерий бросил взгляд на часы. У Евга осталось кислорода на тридцать пять, нет, на тридцать четыре минуты! Что делать?

Отчетливо послышалось:

«Он не придет».

— Что с ним случилось? — закричал Валерий.

«Он не придет. Не жди. Он не нуждался в совете. Осьминоги не врага людям, но у нас есть свои тайны. Мы не хотим, чтобы вы знали все. Иначе станете нашими врагами».

— Он жив?

«Не знаю. Может быть, еще жив. Может быть, нет. Он не придет».

Решение появилось само собой. Валерий вытащил из кармана пистолет, с которым теперь не расставался. Скомандовал осьминогу:

— Уйди!

«А что собираешься делать ты?»

— Это не твое дело. Уходи в бассейн.

«Он тоже не послушался. Ты хочешь отправиться за ним? Ведь я согласен служить тебе. Вы любите это слово. Почему же…»

Валерий оттянул назад ствол пистолета. Нарочно представил, как пули пронижут тело осьминога. Он чувствовал давление и тяжесть в голове, но теперь мог справиться с ними, так как знал, откуда они исходят. Исчезла неизвестность, усугублявшая страх. Это было похоже на сеанс гипноза, когда испытуемый решил не поддаваться, и гипнотизер ничего не может с ним поделать.

«Стоит только понять причину явления, и ты становишься сильнее. Понимание причин дает силу», - подумал Валерий. Осьминог протянул к нему щупальце, но не достал.

Щелкнул предохранитель пистолета.

— Если не уйдешь, я тебя уничтожу!

Он видел, как спрут вспыхнул радугой красок и начал белеть, приобретая окраску стен. Одновременно усилилось давление на мозг, но Валерий знал, что справится с собой. И в тот момент, когда он приготовился нажать на спусковой крючок, услышал:

«Ухожу».

Валерий запер за спрутом дверь на засов и стал собираться в дорогу. Он слышал: «Не делай глупостей. Не ходи без меня. Может случиться непоправимое». Он не отвечал. Надо было бы отправить послание Славе, но времени не оставалось даже на то, чтобы написать записку. Каждая минута была на счету. У Евга оставалось кислорода на двадцать минут…

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru