Пользовательский поиск

Книга ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов. Автор Шефнер Вадим. Страница 31

Кол-во голосов: 0

И опять за его спиной вспыхнули формулы, змеями поползли диаграммы. «Это Тей, — просочился голос Одинокого, — Тей». А незнакомец уже говорил о тайнах сверхновых звезд и о постройке корабля, который сможет проникать в их раскаленные недра. В скрещенных лучах медленно проплыл хрустальный корабль.

«Его назвали «Гельма», - снова прозвучал голос Одинокого, и фиолетовая звезда погасла.

Девушка встала. Налетевший ветер подхватил ее волосы, они рассыпались по плечам и зашептались с ним.

— Ты расстроен…

— Пустяки, — сказал он, растирая в пыль слипшийся комочек песка. Несколько секунд к чему-то прислушивался и, поборов колебания, поднял голову. — Лита, ты помнишь, где построили станцию по исследованию антипроцессов?

— Конечно, Зеленое озеро. Там чудесно! — не задумываясь, ответила она. — А что?

— Так. Мы забываем о колыбели. — Он шутливо постучал по каменистой почве. — Сегодня я исследовал ядро планеты, и мне показалось, что оно изменилось. Сужается, что ли… Смешно… — В его глазах вспыхнули виноватые огоньки.

— Просто ты начитался Тея, — ласково взъерошив ему волосы, проговорила девушка.

Они опять помолчали.

Последний отблеск алого солнца погас на вершине горы, и мягкий полусумрак начал свое неслышное восхождение.

— Мне пора, — сказал Одинокий. — Пост Гельма. Моя смена.

— До завтра, — прошептала она, целуя его… — Колючий…

Одинокий защелкнул зеркальную пряжку антигравитационного пояса, оттолкнулся от скалы и поплыл над долиной. Внизу мелькнули черные скалы, огненной стрелой упала ракета, искрились рубиновые города.

Он оглянулся. Девушка еще стояла. Белый туман зыбкой пеленой клубился у ее ног, меняя очертания. Яркая любопытная звезда проглянула на небе, протягивая к ней тоненькие синие лучики…

…Гигантскими пузырями вскипала планета. Временами расплавленный океан переходил в синеватый цвет, чтобы вспыхнуть затем ослепительной белизной. Нестерпимо пылали фиолетовые лучи пульсирующего солнца. Вихри огня и потоки излучений буравили атмосферу. Только одна черная точка кружилась среди бурлящих водоворотов. Необычайной расцветки волны перехлестывали через борта площадки, струились в неимоверной игре красок. Стиснутый кольцом стартового устройства, в центре площадки возвышался дымчатый корабль. Рядом стоял Одинокий. Его голубоватый скафандр мерцал короткими уколами звезд. Горькие морщинки сбежались у глаз. В них застыли ожидание и тоска. Цветная волна, зашипев у ног, вывела его из оцепенения.

— Пора, — сказал он и еще раз обернулся. — Пора…

Отошла хрустальная панель и бесшумно встала на место. Раздвинулось стартовое кольцо, и почти одновременно из дюз рванулось языкатое пламя. От толчка площадка начала погружаться. Спасаясь от лавы, из пристройки выбежал какой-то оранжевый зверек. Карабкаясь на крышу, вспыхнул огненным клубком…

Космолет набирал скорость. Проплывали галактики, на их месте возникали другие. Менялись узоры звезд. Менялась их окраска. Мерцали приборы. Иногда они загорались синим, и тогда корабль входил в атмосферу планет; в неведомые моря падали хрустальные ампулы, гасли у поверхности зелеными искрами. И опять космолет уходил в бездну.

Изредка включал Одинокий серебристый диск: на поляне, среди крупных ярко-красных цветов танцевала девушка. Хрупкая и призрачная, она казалась созданной из мелодий. Мелькали черные скалы, взлетали ракеты, искрились рубиновые города, смеялись серебристые ниточки аккордов…

Но вот однажды, когда экран просигналил синим, корабль опустился…

Скалы, песок, бесчисленное множество камней — каменная пустыня. Пустота. Хотя бы волосок травинки. И тишина, беспредельная тишина. Только изредка донесется грохот обвала да прошумит прибой, набегая на берег.

С легким звоном открылся дымчатый люк. Под ногами Одинокого зашуршала галька. Песок утопил шаги.

Пауки-роботы вытащили из корабля шаровидный предмет, бережно опустили его на камни и разбежались. Одинокий скользнул под приоткрывшийся купол, и над океаном, медленно покачиваясь, поплыл овальный аппарат.

Вода, пронизанная золотистыми лучами, слегка синела, переходя в темно-коричневые сгустки на глубоких местах. Семь раз бросал Одинокий ампулы, и семь раз вспыхивал над волнами зеленый огонек. А когда лучи заглянули на дно самых глубоких впадин — сошел на берег. В руках его мерцала фиолетовая звезда. Осторожно положил он ее на песок и, неторопливо поправив каштановые волосы, внятно произнес:

— Слушайте меня, далекие потомки. Это случилось внезапно. Мы забыли о великом законе всемирного изменения. Однажды, глухой ночью раздался толчок. Это взорвалось сжатое до предела внутриядерное вещество планеты. В одно мгновение превратилась она в пылающий факел сверхновой звезды. На корабле были ампулы с плазмонитом. Я мог остаться бессмертным, но один ждать миллионы лет не в силах. Не осуждайте меня…

Одинокий, согнувшись, снова вошел в хрустальный корабль. Далеко на горизонте мелькнул огонек и угас. Угасло эхо. Безмолвие сомкнуло круги над прозрачными водами. И только там, где стоял космолет, сухо потрескивали оплавленные камни.

…Профессор Александр Иванович Кноров все еще держал на ладони фиолетовую звезду.

— Ее нашли в четырехстах километрах от нашего научного городка на Венере, — сказал он, обращаясь к залу.

ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов - i_013.jpg

Игорь Смирнов

БЛИЗКАЯ СО-ЛЕСТА

Фантастический рассказ

— Вот какая ты стала, Ристина!.. Пески. Сплошные пески! Барханы — как застывшие бурые волны. Островки колючих растений-эфемеров, совсем молодых, будто только вчера пробившихся из раскаленной почвы. Далеко на Востоке еле приметна низкая гряда разрушенных гор, скорее похожих на холмы, а над головой синее-синее небо, глубокое, беспокойное, без единого облака!

Северов выругался и вразвалку, не торопясь обошел вокруг звездолета. Пнул одну из опор, как бы проверяя надежность, и с досадой посмотрел на тонкий серебристый корпус… Насмешка судьбы! Кто мог предугадать, что встреча с Черным Гигантом преподнесет столько неприятностей! Без ремонта дальше не полетишь — самоубийство. Сам-то черт с ним, а вот ценнейшие материалы разведки нужны Земле, и рисковать ими — преступление.

Что ж, Ристина — так Ристина! Ремонт — так ремонт… Киберы уже приступили к работе. Уперлись железными лбами в аппаратуру, и им ровным счетом наплевать на этот зловещий мир! А Северову не по себе — очень уж тревожно и неуютно.

Ристина… Великолепные леса и травы покрывали тебя совсем недавно. А после катастрофы, когда появилась Оранжевая Смерть, стали уничтожаться леса и цветущие луга на огромном пространстве, горы сравнялись с долинами, плодородная почва превратилась в бесплодную пустыню… Что же здесь случилось, Ристина?

Пески. Одни пески! Ни озерца, ни паршивой речушки. Ни капли воды! А ведь тут когда-то было море. Начиналось оно прямо от подножия горного массива, на котором тогда высилось здание ЭИБСа. Там работал Арди — самый гениальный физио-химик и самая отчаянная голова во всей Системе. Эх, Арди, Арди, что ты наделал!..

Северов вздрогнул, почувствовав чей-то взгляд. Вздор… Какая живая душа может быть на этой мертвой планете, давно забытой и оставленной людьми! И все же чувство присутствия постороннего не покидало капитана. Он оглянулся. В просветах лиловой ряби кустарника кто-то двигался в его сторону, неясный, как в тумане. И вдруг остановился. Северов увидел застывший взгляд, непривычную бледность кожи.

— Эй! — Не получив ответа, капитан приблизился к странному незнакомцу и с удивлением рассматривал его. Неуверенная, стушеванная граница линий тела, клочковатый шлейф…

— Эй, ты кто?

И вдруг из глубины памяти молнией вырвалась мысль: «Арди!» Северов протянул руку, и пальцы, словно в тесте, увязли в неприятной тягучей массе.

— Арди, ты?

Арди молчал.

Капитан нагнулся и начал не спеша стирать песком мутноватую слизь. Она очень въедлива и пахнет не поймешь чем.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru