Пользовательский поиск

Книга ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов. Автор Шефнер Вадим. Страница 132

Кол-во голосов: 0

Фрод задумчиво крутил прядь бороды.

— Как вы думаете, господин капитан, — сказал он, — хисагази решатся на осаду?

— Во всяком случае, никому не советую ходить в одиночку, — сухо ответил Ровик.

— Но какой смысл оставаться в корабле без Вал Найры, ведь только он один может все объяснить? Не лучше ли вернуться обратно? Мне необходимо посмотреть сочинения математиков голова идет кругом от закона, согласно которому вращаются планеты… и еще я хочу спросить человека из рая, что он знает о…

Ровик прервал его, резко приказав трем матросам помочь вытащить колесо тележки, застрявшее в камнях. Он был в ярости. Признаюсь, я подумывал, не сошел ли он с ума. Его поступки были мне непонятны. Если Гюзан задумал предательство, что мы выиграем, запершись в корабле? Он попросту уморит нас голодом. Разве не лучше атаковать его на открытой местности, так у нас хоть был бы шанс пробиться к своим. А если Гюзан не собирался нападать на нас в джунглях или в другом месте, наше поведение становилось бессмысленным вызовом. Но я не осмеливался задавать вопросы.

Когда мы подтащили тележку к кораблю, из двери снова опустился трап. Бормоча проклятия, матросы отпрянули назад. Ровик, взяв себя в руки, принялся увещевать их:

— Спокойно, ребята. Признаюсь, я уже побывал на борту. Ничегошеньки там нет зловредного. Давайте-ка затащим туда порох и разместим бочонки, как я скажу.

Меня, самого слабого, освободили от переноски тяжелых бочонков и поставили у трапа, чтобы вести наблюдения за хисагази. До них было слишком далеко, и я не мог расслышать ни слова, но я прекрасно видел, как Гюзан забрался на большой камень и держал перед воинами речь. Они потрясали оружием и что-то вопили. Но атаковать нас так и не решились. Я силился понять, что же все-таки происходит. Если Ровик предвидел осаду, то ясно, зачем мы захватили с собой порох… Хотя нет, пороху было столько, что дюжина стрелков могла бы вести мушкетный огонь непрерывно в течение нескольких недель, разумеется, если бы у них хватило и свинца для пуль… Да и еды у нас почти не было. Я перевел глаза вверх туда, где из-за ядовитых облаков дыма, изрыгаемых вулканом, проглядывал Тамбур. На нем бушевали бури. И самой малой из них достаточно, чтобы поглотить наш мир. Я подумал о демонах, которые вселяются в людей.

Вдруг раздался крик. Я вздрогнул и приготовился дать отпор. Но это кричали внутри корабля. Голос Фрода, полный возмущения… Больше всего мне хотелось взбежать вверх по трапу, но я вовремя вспомнил о своем долге. Яростный голос Ровика приказал ему молчать, а матросам — продолжать работу. Затем Ровик и Фрод засели в штурманской рубке и проговорили около часу. Когда старик вышел из рубки, он больше не протестовал. Но, спускаясь по трапу, плакал.

За ним последовал Ровик. Более мрачного человека я еще никогда не видел. Потом гуськом спустились матросы. Одни выглядели испуганными, другие — довольными, но все смотрели вниз, на хисагазийский лагерь. Это были простые матросы. И корабль мало что для них значил. Для них это было нечто чуждое, вызывавшее лишь тревогу. Последним шел Этиен. Спускаясь по металлическому трапу, он разматывал какой-то длинный шнур.

— В каре стройсь! — отрывисто скомандовал Ровик. Матросы поспешно повиновались. — А вы, Жиан и Фрод, в центр! Потащете боеприпасы, это вы сумеете лучше, чем драться.

Сам Ровик занял место в передней шеренге.

Я тронул Фрода за рукав.

— Пожалуйста, скажите, господин, что происходит?

Вместо ответа Фрод зарыдал.

Этиен присел на корточки с кремнем и огнивом в руках. Он услышал меня — все остальные хранили мертвое молчание — и произнес твердым голосом:

— Мы разложили бочонки по всему корпусу, соединили их пороховыми дорожками. А вот и фитиль, который все это рванет.

Я не мог ни говорить, ни даже думать! Чудовищно! Словно откуда-то издалека послышался скрежет кремня о сталь. Боцман раздул искру и сказал:

— Я считаю, все правильно шкипер придумал. Я говорил вчера, что пойду за шкипером куда угодно и не испугаюсь даже божьего проклятия, но лучше все же не искушать господа сверх меры.

— Шагом марш! — раздалась команда. Сверкнула шпага, которую Ровик вынул из ножен.

Мы спускались с горы, пепел и туф у нас под ногами громко и неприятно хрустели. Я не оглядывался. Не мог себя заставить. Казалось, что все это кошмарный сон. Мы понимали, что Гюзан так или иначе преградит нам путь, а потому двинулись прямо на его отряд. Когда мы достигли границы лагеря, он выступил вперед. За ним, дрожа, плелся Вал Найра. Я был как в тумане и едва расслышал слова Гюзана.

— Итак, Ровик, что теперь? Готов ли ты вернуться?

— Да, — глухо промолвил капитан. — Меня больше ничто здесь не держит.

Гюзан исподлобья взглянул на него. Он становился все подозрительнее.

— Почему ты бросил свою тележку? Что ты оставил там?

— Припасы. Идем!

Вал Найра посмотрел на смертоносные наконечники наших пик. Несколько раз провел языком по пересохшим губам и с трудом выговорил:

— О чем вы? Зачем оставлять там продовольствие? Все равно оно испортится, пока придет время… время…

Он встретил взгляд Ровика и пошатнулся. Кровь отхлынула от его лица.

— Что ты сделал? — прошептал он.

Вдруг Ровик поднял незанятую шпагой руку и закрыл лицо.

— Я сделал то, что должен был сделать, — хрипло сказал он. — Дочерь божья, прости меня.

Человек со звезды еще мгновение смотрел на нас. Затем повернулся и побежал. Он пронесся мимо пораженных воинов и, достигнув покрытой пеплом горы, стал подниматься к кораблю.

— Назад! — закричал Ровик. — Глупец, ты никогда не…

Он с трудом проглотил комок в горле. Долго следил, не отрывая взгляда, за одиноким человечком, который, спотыкаясь, бежал к Прекрасному на склоне огнедышащей горы. Потом капитан опустил руку со шпагой.

— Может, так лучше, — произнес он. И это прозвучало, как благословение.

Гюзан поднял свою шпагу. В чешуйчатых кожаных доспехах, с перьями на голове, он выглядел не менее величественно, чем одетый сталью Ровик.

— Говори, что ты наделал, — прорычал он. — Или я сейчас убью тебя.

На наши мушкеты он даже не взглянул. У него тоже была своя мечта. И он тоже увидел, как ей пришел конец, когда взорвался корабль.

Даже такой сверхтвердый корпус не выдержал одновременного взрыва стольких бочонков пороха, размещенных во всех его концах. Раздался оглушающий треск, бросивший меня на колени, и корпус раскололся. По склонам горы полетели раскаленные добела куски металла. Один из них ударился в валун и разбил его вдребезги. Вал Найра исчез, верно, он погиб мгновенно и, к счастью, не мог увидеть того, что случилось. В конечном счете господь был к нему милосерден. Сквозь пламя и дым, в таком громе, как если бы наступил день Страшного суда, я увидел падение корабля. Он рухнул вниз, по склону, разбрасывая свои изуродованные внутренности. И тут зарычала сама гора. Склон ее пополз вслед за остатками корабля, погребя их под собой. Пыль заволокла небо.

ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов - i_048.jpg

Больше я ничего не могу вспомнить.

Хисагази закричали и бросились бежать. Они, видимо, решили, что ад и небо обрушились на землю. Но Гюзан не побежал. Когда пыль заволокла и нас, и могилу корабля, и увенчанный снегами кратер вулкана, он ринулся на Ровика. Один из наших матросов вскинул было мушкет, но Этиен пригнул дуло книзу. Мы стояли и смотрели на поединок этих двоих. Они бились на содрогавшейся, покрытой пеплом земле, а мы всей душой понимали — у них есть на это право. Их клинки скрещивались звеня и высекали искры. Ровик оказался более искусным бойцом. В конце концов он пронзил своей шпагой горло Гюзану.

Мы достойно похоронили правителя острова Ярзик и пустились через джунгли в обратный путь.

В ту же ночь, опомнившись, воины хисагази атаковали нас. Пришлось пустить в ход мушкеты, но больше всего поработали наши шпаги и пики. Так или иначе мы пробились сквозь их ряды, потому что другого пути к морю у нас не было.

© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru