Пользовательский поиск

Книга ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов. Автор Шефнер Вадим. Содержание - Андрей Балабуха ВКУС ТРАВЫ Фантастический триптих с прологом

Кол-во голосов: 0

— Хоть бы дорогу через лес проложил. Стыд-то какой!

— Эх, Сережа, до этого ли мне! Дорога подождет. Земля нуждается в нашей работе, все люди заняты до предела.

— Пока не забыл, распорядись забросить на орбиту моего «Разведчика» топливо.

— Не беспокойся, завтра отправим. Как просил — два контейнера.

Арди потянул капитана за собой. Снова бесшумные лифты, эскалаторы, помещения, на три четверти занятые сложными агрегатами. А вот и «святая святых» — стартовый зал — царство прозрачных камер, линз и экранов.

— Здесь осуществляется прямая мгновенная связь, — гордо прошептал Арди.

Северов приблизился к одной из камер и прочитал на засветившемся табло: «Галактика. Тин. Восемь парсеков». На белоснежной кушетке лежала пестрая лайка, от которой к аппаратуре тянулись многоцветные провода.

— Хочешь взглянуть на Тин? — спросил Арди. Он включил связь и кивнул на большой плоский экран.

Прямо на них плыли невысокие ярко-карминовые растения, похожие строением на гидр. Вдруг остановились, метнулись в сторону. Слева открылась широкая долина с пульсирующими холмами, и оттуда поднималось что-то черное, бесформенное и угрожающе двигалось сюда. Северов услышал жалобное поскуливание собаки, и в следующее мгновение замелькали карминовые деревья, редкий кустарник, лужицы свинцово-серой жидкости и трава, трава, трава — низкорослая, сочная, бородавчатая, с неприятно слепящими цветами. Впереди открылась сплошная стена зарослей, которые тут же заполнили весь экран. Ничего не видно. Лишь вверху — призрачно-зеленое небо, и на нем огромный, с рваными краями диск незнакомого солнца…

— Животные не пригодны: боятся, — сказал Арди. — Их не убедишь в том, что их там, физически ощутимых, нет, что они невидимы, что там присутствуют только их чувства и зрение. Человек — другое дело. Хотя и он частенько поддается и страху и увлечениям.

— А ты докопался до сути тэо-ритма?

— Что ты! Да и вряд ли скоро удастся: ведь тэо-ритм — владения эф-пространства, а в эф-пространстве свои законы. Впрочем, о сути гравитации и электричества, например, мы тоже почти ничего не знаем, но это не мешает нам использовать и то и другое.

Они двигались вдоль строгого ряда кабин, и Арди по своему усмотрению подключал экраны, давал краткие характеристики далеких миров и говорил о возможностях контакта или колонизации. Все они были разные, непохожие, загадочнее первой планеты, которую посетил Северов сразу после практики…

— Послушай, Арди, забрось мою грешную душу куда-нибудь подальше! Хочется самому испытать эффект присутствия. Хотя бы на час!

— На час? Хм… На пять минут.

— Ну, хоть на десять! Не жадничай!

— А, ладно, согласен.

Они прошли в свободную кабину. Северов уселся в удобное кресло и откинул голову.

— Куда?

— Сиди, сиди, потом узнаешь.

Сверкающая корона слегка сдавила виски капитана. Массивные металлические пластины легли на обе руки и на грудь. Глаза закрылись сами собой. Северов ощутил необычайную легкость. Чувство бесконечного полета захватило его…

Веки дрогнули и нерешительно поднялись. Северов не видел себя, но понимал, что идет по дорожке и оглядывает частицу неведомого мира. Миновав несколько легких мостов, перекинутых через голубые протоки, он вышел на широкую аллею. Неподалеку флюоресцировала красочная ротонда. Там были двое — он и она. Третий стоял в стороне и страдал молча, изредка бросая на них тоскливые взгляды…

Торопясь как можно больше увидеть, Северов побежал к выходу из парка, взлетел и быстро понесся над плотными развесистыми кронами.

И вдруг он окунулся в мягкие радужные волны. Они заполнили собою всю вселенную, заиграли невиданными красками, прозрачными, удивительно чистыми и радостными… Что это? Воздух? Ну конечно! Капитан посмотрел вверх и все понял. На чуть колеблющемся, будто живом небе горели семь разноцветных солнц! И там же, в небе, плыл самый настоящий город! Северов стремительно взмыл к нему. Большие легкие здания ежесекундно меняли цвет. По кольцевому проспекту шли высокие люди в одеждах, — чем-то напоминавших тоги. А у самого парапета стояла одинокая девушка и задумчиво смотрела вдаль. Густые длинные ресницы затеняли глаза, и только там, в легкой полутени, различалась ее ультрамариновая кожа… Капитан был уже совсем рядом, когда лицо ее оживилось, она улыбнулась и что-то тихо сказала. Ему послышалось: «Я давно жду тебя!»

Северов ухватился за парапет, потянулся к ней… и увидел перед собой орлиный нос Арди:

— Как Со-Леста? А?

— Зачем прервал сеанс?

— Уговор — десять минут!

— Досадно… На самом интересном… Где же она — Со-Леста?

— Теперь уже совсем близко: у «красного смещения».

— Десять миллиардов светолет?!

— Именно. Туда и отправятся члены спецкомиссии. Но не как ты: они там будут объемно-ощутимыми, так как связь будет двухсторонней. — Он снял с головы капитана корону и осторожно отложил ее. — И все же меня не оставляет мысль создать объемно-ощутимый объект с направленной односторонней связью. Кое-что уже получается. Первым будет, конечно, мой двойник, надежный посредник между мной и землянами.

— Посредник?…

В глазах Арди только на секунду вспыхнула искорка чего-то жуткого и таинственного. Он неопределенно кивнул, но от ответа уклонился.

Северов всю жизнь верил в чистоту и непогрешимость своего друга и поэтому не допускал мысли о том, что тот может пойти на роковой конфликт с Советом и уйти в непроглядное далекое в своих рискованных опытах.

Северов придвинул сигаретницу. Закурил.

— Значит, ты делаешь все для того, чтобы оставить меня без работы.

— Пожалуй, — согласился Арди. — Слетай к своему Эросу, а потом сдадим тебя в архив… Эх, Сережа, стоит ли об этом? Ты убедился, как легко и просто мы имеем возможность общаться с такими далекими системами, как Со-Леста, до которых не долетит ни один звездолет! Но и это не все. Сейчас мы начали работу над новым способом перехода в другие миры — и все на основе того же тэо-ритма. Как видишь, мы решили прочно завладеть чужим пространством, чтобы оно служило нам, людям из другого пространства и времени… Сырье под руками — земля и море. Четверти планеты достаточно для осуществления моих замыслов. Ну, не смотри на меня так, успокойся. Большие люди всегда утверждали, что великая цель оправдывает средства. За гениальное открытие земляне простят в конце концов многие прегрешения гению. Разве не так?…

— Почему ты замолчал?

Воспоминания схлынули, будто их и не было. Северов увидел над собой неясное лицо Арди, усмехнулся.

— Так. Думаю.

— О чем?

— О многом. — Северов поднялся, отряхнул с комбинезона приставший песок. — Скажи, Арди, что же все-таки случилось здесь, на Ристине?

— Он просил не говорить об этом.

— Кто — он?

— Арди.

— Бедняга ты, бедняга.

— Ты обещал рассказать о нем. Ведь я стал жить лишь перед самой катастрофой и ничего не знаю о его прошлом.

— Что ж сказать? Он был гением.

— Был? Он есть.

— Н-да… Он весь в поиске. Для него ничего не существует, кроме работы, дерзкой и опасной. Можно позавидовать его уму и неистощимой энергии.

— Это я знаю… Все знаю… Скоро он придет… оттуда.

— Н-ну, и что же он теперь делает?

— Там не горы: сооружения… Там он производит новые опыты.

— Новые? Какие же?

— Переход в сверхдалекие системы. Как из комнаты в комнату… Просто… просто…

Взгляд Арди начал тускнеть.

Северов вздохнул и, вспахивая песок тяжелыми ботинками, задумчиво ходил от Арди до звездолета и обратно. Он смотрел на призрак человека, рожденный буйной фантазией друга, и ему становилось не по себе; было и жаль это покинутое существо, и обидно за Арди, который создал двойника, кажется, с той лишь целью, чтобы показать, на что способна наука. А сейчас он гибнет, синтезированная плазма постепенно теряет свои свойства…

И все-таки двойник настойчиво уверяет, что Арди жив. Что это? Безумие? Фанатизм? Больное воображение?… После катастрофы все здесь превратилось в пыль. А с другой стороны: мог ли чудовищный взрыв превратить в пустыню больше четверти планеты и уничтожить половину моря?… Чертовщина какая-то! А если… Нет-нет, он не имеет права рисковать материалами разведки! Единственно, что можно сделать, это взять Арди с собой: он очень много знает. А впрочем, бесполезно — не проживет и недели…

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru