Книга ТАЛИСМАН. Сборник научно-фантастических и фантастических повестей и рассказов. Автор Шефнер Вадим. Содержание - 15

14

Мудрец вернулся довольно быстро. И все же Валерий поймал себя на том, что уже ожидает его, и даже приготовил шлюзовую камеру. Но осьминог не пожелал заходить в «колокол». Люди услышали:

«Я жду. Иди».

У Валерия появилось желание остановить Евга. Он шагнул к нему, но Косинчук, поняв его намерение, категорически покачал головой. Он опустил шлем, помахал Валерию рукой на прощанье и нырнул в «окно».

Валерий дождался, пока Евг и спрут исчезли из виду, и подошел к ящичку со слесарным инструментом. Он старался не думать о том, что ему предстоит делать, вызывал в воображении совсем другие картины. Воображение сейчас работало очень плохо, было неуправляемым. За несколько минут Валерий устал так, будто тяжело трудился целый день. Кое-как он разобрал телефонный аппарат, но поломки не обнаружил. Оставалось проверить контакты на входах. Провод был заключен в многослойную изоляцию, изготовленную по заказу связистов-подводников. К тому же, если где-то случился обрыв, это тотчас показал бы контрольный прибор. Наиболее вероятно, что ослабли пружины контактных пластин.

Валерий по скобам полез к люку, на котором была нарисована красная молния. Он немало повозился, прежде чем добрался до контактных пластин. И вселишь для того, чтобы убедиться, что они надежно прижаты друг к другу…

«Надо послать записку Славе», - подумал он и тут же забыл об этом. «Осьминоги очень важны для нас. Они помогут нам освоить океан… Должны вернуться двое — Евг и Мудрец. А может быть, этот осьминог — не Мудрец? Он не похож на того… Или похож? Мудрец — не Мудрец. Суть не в том. Важно, что осьминоги нужны нам, необходимы. Без таких помощников не освоить океан, не вспахать, не засеять… Если бы только не это их свойство… А чем оно мешает нам? Ничем. Наоборот, помогает общаться под водой. Именно оно и делает их такими подходящими помощниками».

Он вырвал листик пластмассы из блокнота, набросал на нем коротенький текст, предназначавшийся Славе: «Осьминоги очень важны для нас. Они помогут освоить океан».

Ему удалось взять себя в руки. Пот застилал глаза. Поясницу ломило. Он дописал: «Необходимо наладить связь. Во что бы то ни стало — наладить связь».

15

— Не так-то уж много я узнал, — проворчал Евг, отвечая на вопросы Валерия. — Мудрец проводил меня до пещер и там оставил ждать. Сам он проскользнул в щель между камнями — и был таков. Я уж отчаялся ждать, когда он появился с другим осьминогом, и вдвоем они стали растаскивать камни. Как только образовался проход, достаточный, чтобы я мог протиснуться, послышалось: «Идем!». Я последовал за ними. Передвигался медленно, так как «торпеду» пришлось оставить у входа на якоре. Может быть, они даже нарочно приготовили узкий проход, чтобы я оставил аппарат. Впрочем, он в пещерах и не очень бы пригодился…

Евг многозначительно посмотрел на Валерия и без всякой связи с предыдущей фразой спросил:

— Он знает, что такое радиоактивность?

Ихтиолог произнес эти слова обычным тоном, косясь в сторону двери, за которой скрылся осьминог. Затем направился вслед за Мудрецом, сказав:

— Дам ему поесть. Не зря говорят: «Когда я ем, я глух и нем». А ты пока подумай над ответом.

Валерий не мог, конечно, дать точного ответа. Осьминог был знаком со счетчиком Гейгера, может быть, понял и его назначение, если…

— Тут десять «если», - сказал Валерий Евгу, когда тот вернулся. — Если у него есть органы, чтобы ощутить радиоактивность… Если он способен понять, что это за явление… А в общем, не знаю. Но для чего тебе это нужно?

— Мой счетчик Гейгера трещал не умолкая, как только мы приблизились к пещерам. И по мере нашего продвижения излучение становилось сильнее и сильнее…

Валерий насторожился. В памяти пронеслось первое погружение со Славой, непонятное исчезновение контейнера…

Косинчук продолжал рассказ:

— Я увидел нескольких осьминогов, присосавшихся к камням в различных частях пещеры. Один отдыхал в типичной для спрутов «позе философа», другой свисал с потолка, как люстра, и шевелил щупальцами, третий наполовину высунулся из-за камня и в упор разглядывал меня. Кажется, это были полномочные послы осьминожьего народа. Все они внешне походили на нашего Мудреца. Такое же необычно большое для октопусов туловище, огромные глаза, увеличенные «лбы». Совершенно неизвестный науке вид.

Я спросил, почему они оставили свой город и есть ли у них другие города. Один ответил мне, что города им, дескать, не нужны, раз есть пещера, а два других сразу же засыпали меня вопросами о людях. Их интересовали даже подробности: какого цвета у людей кровь, отдыхаем ли мы, переваривая пищу, как добываем металлы, как создаем пластмассы. Один спрашивал, почему люди не откажутся от одежды, другой допытывался, чем мы кормим «детей-помощников», - так они называют аппараты и механизмы. Но главное, о чем они спрашивали, — это об источниках жизни. Пришлось рассказать о Солнце, об энергии солнечных лучей, о фотосинтезе. Они схватывали каждое слово буквально на лету, воспринимали понятия, иногда на свой лад дополняли их. Иногда и мне удавалось вставить вопрос. Осьминоги отвечали, но без особой охоты. Они, как дети, больше любят спрашивать, чем отвечать…

«Как дети ли? — подумал Валерий. — Это предпочитают не только дети».

— Я выяснил, что их мышление кое в чем похоже на наше, но есть и существенные отличия. Так, например, они способны воспринимать абстрактные понятия, но ни за что не могут понять, что означает слово «море». Для них поверхность моря это одно, а глубины — другое. Спокойное море ничем не напоминает бурное; место, где водятся одни виды рыб, не похоже на место, где водятся другие. Достаточно, чтобы изменилась температура воды, — и меняется понятие. А слово «океан» они поняли так: места, где могут жить осьминоги и люди. Землю они вначале тоже посчитали частью океана.

— Лучше бы они так не считали, — без улыбки заметил Валерий.

Евг не прореагировал на его замечание. Он был увлечен собственным рассказом, вторично переживал встречу с осьминогами.

— Все же мне удалось объяснить, что Земля состоит из суши и океана. Но затем они никак не могли понять, что такое суша. Я сказал, что это место, где живут люди, а осьминога могут жить лишь очень недолго. Они спросили: «А долго тоже могут? От рождения до смерти?» Я ответил, что это возможно лишь в том случае, если их поместить в специальные бассейны. В общем, я здорово устал и запутался, когда вдруг наш Мудрец помог мне, задав вопрос: «Живут ли на суше крабы?» Кончилось тем, что они поняли слово «суша», как «место, где не живут крабы». У меня уже кружилась голова от усталости, но я не хотел уходить, не узнав, как они размножаются. Ведь это необходимо указать в докладе для академии. Я уже выяснил, что в принципе они размножаются яйцами — так же, как все другие октопусы…

— Я читал об этом, но не обратил особого внимания и запомнил плохо, — сказал Валерий.

— Вот и видно, что все-таки ты журналист, а не биолог, проговорил Евг поучительно.

«Как будто уже успел стать академиком Е.Косинчуком», - подумал Валерий.

— Тебя больше интересуют сенсации, чем способ размножения. Я хотел хоть взглянуть на яйца этого вида, но осьминоги сначала притворялись, что не понимают моей просьбы, потом один из них сообщил, что яйца хранятся в особых помещениях и туда никого не пускают. Я просил показать мне один такой «инкубатор», но они были неуступчивы. Мне даже показалось, что моя просьба чем-то напугала их. Договорились, что посещение «инкубатора» отложим до следующего раза. Но я боюсь, что и при следующей встрече они не будут более уступчивы, а поэтому…

Он взглянул на дверь и умолк. Взглядом показал на себя, на скафандр, поднял один палец. Валерий понял, что ихтиолог собирается в следующий раз пойти один, без Мудреца, и каким-то образом заглянуть в «инкубатор». Он почувствовал тревогу за товарища, но не мог как следует оценить предстоящую ситуацию, так как не хотел создавать ее в воображении.

59
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru