Книга Летний прилив. Автор Шеффилд Чарльз. Содержание - 7. 27 ДНЕЙ ДО ЛЕТНЕГО ПРИЛИВА

Однако гордость не позволяла бросить это задание, пока он не выяснит точно, что погубило этого человека. Было видно, Перри – человек сломанный, хотя это и не бросалось в глаза.

И еще одно было очевидно: нечто погубившее Перри находилось на Тектоне. На Тектоне в период Летнего Прилива.

Это означало, что и Ребке придется вернуться туда, на то место и в то время, где и когда, по всем свидетельствам, человеку выжить невозможно.

7. 27 ДНЕЙ ДО ЛЕТНЕГО ПРИЛИВА

АРТЕФАКТ: ПУПОВИНА ВКА N_269

ГАЛАКТИЧЕСКИЕ КООРДИНАТЫ: 26837,186/17428,947/363,554

НАЗВАНИЕ: Пуповина

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ (ЗВЕЗДА/ПЛАНЕТА): Мэндел/Добеллия (дублет)

УЗЛОВАЯ ТОЧКА БОЗЕ-СЕТИ: 513

ПРИБЛИЗИТЕЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ: 4,037 +- 0,15 мегалет

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ. Открыт во время облета Мэндела автоматическим зондом в 1446 г. Э. Первый осмотр пилотируемым кораблем произведен в 1513 г. Э. (Добеллии и Хингклифф). Первое посещение в 1668 г. Э. (корабль типа «Скайскан», Ву и Танака). Впервые использован поселенцами Добеллии в 1742 г. Э. Система постоянно используется с 1778 г. Э.

ФИЗИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. П. представляет собой транспортную систему, соединяющую планеты системы Добеллии, Опал (первоначально Эренкнехтер) и Тектон (первоначально Кастельнуово). Это цилиндр двенадцати тысяч километров в длину и от сорока до шестидесяти метров в ширину, постоянно закрепленный на Опале (крепление на дне океана) и электромагнитно сопряженный со Тектоном. Сопряжение нарушается при прохождении Добеллии через периастрон. Это максимальное сближение происходит каждые 1,43 стандартных года.

Изменение длины П. осуществляется посредством Ворота, использующего локальную пространственно-временную сингулярность (предполагается, что это также артефакт), что позволяет П. автоматически подстраиваться к изменяющемуся расстоянию между Опалом и Тектоном. Ворот осуществляет также автоматический забор П. с поверхности Тектона во время максимального приливного воздействия Мэндела, так называемого «Летнего Прилива». Система управления в настоящее время освоена на практике, но так и не установлено, какой сигнал или датчик включает Ворот (т.е. временной, силовой или какого-то другого типа).

Станция-на-Полпути (9754 км от центра масс Опала и 12918 км от центра масс Тектона) позволяет осуществлять погрузку или выгрузку грузов, предназначенных для отправки в космическое пространство или прибывших оттуда.

ПРИМЕЧАНИЕ. П. является одним из самых простых и понятных артефактов и поэтому не привлекает внимания серьезных исследователей технологии Строителей. Вместе с тем, в ней есть свои секреты, так как несмотря на всю свою простоту, она является одним из самых поздних сооружений Строителей (возраст – менее пяти миллионов лет). Некоторые археоаналитики предполагают, что это указывает на начало упадка цивилизации Строителей, приведшего затем к ее крушению и исчезновению с галактической арены более трех миллионов лет тому назад.

ФИЗИЧЕСКАЯ ПРИРОДА. Силовые кабели из бездефектного твердого водорода со стабилизированным мюонным соединением. Напряжения в кабелях соответствуют прочности космических конструкций человечества и кекропийцев, но не превосходят их.

Транспортные капсулы приводятся в движение линейными синхронными моторами с обычными приводами. Техника крепления капсул на кабеле неясна, но, по-видимому, использует те же принципы, что и пространственная сеть системы Кокона (см. ВКА N_1).

Природа Ворота также неясна. По всей видимости, это артефакт Строителей, а не часть системы Добеллии.

ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАЗНАЧЕНИЕ. Система транспортировки. До прибытия людей система бездействовала по крайней мере три миллиона лет. В настоящее время постоянно используется. В других целях, по-видимому, не применялась.

Д.Лэнг «Всеобщий каталог артефактов», 4-ое издание.

Макс Перри предупреждал, что, по мере приближения Летнего Прилива, Тектон будет превращаться из иссушенной, но мирной планеты с высокой сейсмической активностью в содрогающийся ад потоков расплавленной лавы и растекающейся земли. Однако, вопреки его прогнозу, в этот год Великого Парада Тектон оказался… непредсказуемым.

Опал, видимо, тоже изменялся. В гораздо большей степени, чем это сознавали жители планеты.

Эта мысль пришла Ребке в голову, когда они летели над Опалом, возвращаясь от подножья Пуповины к космопорту «Звездной стороны», где их должна была ждать Дари Лэнг.

Шестью днями раньше полет над затянутой облаками планетой к Пуповине был скучным: ни малейшего ветерка и не на что смотреть, кроме сплошной серой пелены вверху и внизу. Теперь же, за двадцать семь дней до Летнего Прилива, аэрокар швыряло из стороны в сторону яростными ветрами. Восходящие воздушные потоки трепали плоскости и били в фюзеляж. Максу Перри приходилось поднимать аэрокар все выше и выше, чтобы уйти от проливного дождя, черных грозовых туч и вихревых воронок.

Итак, обитатели Опала были убеждены, что с ними ничего не случится, несмотря на более сильные, чем обычно, приливы.

Ханс Ребка не был в этом так уверен.

– Вы делаете большое упущение, – сказал он Перри, когда они начали спускаться сквозь разрыв в облаках к космопорту Звездного полушария, считая, что на Опале приливы будут такими же, как всегда, разве чуть побольше.

– Зато вы все драматизируете, – последовал холодный ответ.

Как только Тектон исчез в непроницаемом облачном небе Опала, в Перри снова взяла верх его вторая натура: хладнокровная, замкнутая, безразличная ко всему. Он не хотел обсуждать ни их приключение на поверхности Тектона, ни свои размышления по поводу того, что все это могло бы значить.

– Не берусь утверждать, что на Опале все будет точно так же, как раньше, – продолжал он, – но все-таки считаю, что не произойдет. Возможно, приливные силы окажутся слишком велики для некоторых самых больших Слингов. Ну, расколются один-два… Тем не менее опасности для людей нет. Если понадобится, все выйдут в море и переждут Летний Прилив на воде.

Ребка прикусил язык, вцепившись в подлокотники своего кресла – аэрокар попал в воздушную яму, и одну-две секунды они провели в невесомости.

– Все может оказаться не так, – сказал он, как только сердце его вернулось на свое место.

Он снова испытывал желание покопаться в Перри, расшевелить его, посмотреть, на что и как тот будет реагировать. Это напоминало ввод данных в черный ящик с определенным набором вводов и контролируемым выходом. Делайте это достаточно часто, говорила теория, и вы определите абсолютно все функции ящика, хотя, возможно, не узнаете, почему он их выполняет. Но в случае Перри создавалось впечатление, что перед вами два разных ящика. В одном из них находился способный, вдумчивый и привлекательный человек, а в другом обитал моллюск, прячущийся в свою раковину при столкновении с определенными воздействиями.

– Эта ситуация напоминает мне происшествие на Пеликаньем Следе, – продолжал Ребка. – Слышали, что там случилось, командор?

– Если и слышал, то забыл.

Такой реакции Ребка вовсе не хотел, но у Макса Перри было оправдание: его внимание поглотила система автоматической стабилизации, обеспечивающая мягкую посадку.

– Их ситуация сравнима с ситуацией на Опале, – не унимался Ребка, – за исключением того, что там дело было не в морских приливах, а в соотношении биомасс растений и животных.

По прибытии туда первых колонистов, все шло прекрасно. Но каждые сорок лет Пеликаний След проходил через кометный хвост. Мелкие частицы летучих веществ обычно до земли не долетали, испаряясь в атмосфере. Влажность увеличивалась на несколько процентов, а температура подскакивала на пару-другую градусов. Соотношение «растения-животные» резко падало, количество кислорода уменьшалось, но потом, менее, чем за год все приходило в норму. Ничего особенного.

Все так и считали. Так продолжали думать, даже когда местные астрономы предсказали, что при следующем прохождении Пеликаний След захватит на тридцать процентов больше вещества, чем обычно.

17
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru