Пользовательский поиск

Книга Магнолия. Автор Шатилов Валентин. Содержание - Глава VII ЧАС НОЛЬ

Кол-во голосов: 0

– Прощай… – прошептала она немеющими губами, обращаясь сразу ко всем: к дому – первому и единственному в ее короткой жизни, к Доктору, что был здесь с ней до всех этих событий. И вообще ко всем, кто хотел ей добра, кто затратил свои силы на нее, – как оказалось, впустую затратил…

– Извините… – добавила Магнолия уже почти беззвучно.

И, собравшись с духом, прыгнула вперед.

9

Довольно неудачно. Даже глупо. Она ведь лежала. Поэтому «вперед» для нее оказалось – вверх. И в следующее мгновение она обнаружила себя в воздухе, высоко над землей. Километров десять по крайней мере. Было очень морозно. Кувыркаясь, она падала вниз, прямо в ледяной ветер. Из такого положения прыгать в пространстве было совсем уж неудобно.

Еле-еле, невероятными усилиями, непонятно даже как, но ей удалось стабилизировать свое положение. Она распласталась в воздушных струях – уже почти горячих, – лицом вниз. И с неудовольствием обнаружила землю совсем недалеко под собой.

Вот он, зеленоватый, изуродованный грубыми штрихами желтых полос прямоугольник их сада – в окружении серых спичечных коробков солдатских казарм. Вот их дом – она пикирует почти точно на его крышу. А это что за точки вокруг дома? Да это же солдаты! Сколько их нагнали! А по дороге еще и танки идут!

«Вот она. Ну наконец-то», – сказал тихий ровный голос прямо у нее в висках.

Явно телепатический голос. Он обращался не к ней – он обращался к другим, таким же, как она, суперам, что собрались внизу, в доме. В той комнате, где она только что была с Доктором. Они пришли за ней. Их совсем немного – десятка полтора. И все они смотрят на нее – сквозь потолок, сквозь крышу дома. Они ничуть не боятся солдат – они просто поджидают ее. Они так спокойны и уверены. А ее силы быстро убывают. Ни секунды нельзя терять – и Магнолия прыгнула в пространстве.

И, уже прыгнув, поняла, что это ее последний прыжок. Все. Резервы были полностью исчерпаны.

10

Ах, как неудачно! Не в силах даже шевельнуться, она лежала в пыли, на солнцепеке, чуть ли не посредине центральной деревенской улицы.

Недалеко ж она отпрыгнула…

Кто-то из местных жителей кричал – звал скорее смотреть. Из калиток выглядывали голопузые дети, бабуськи в белых платках. Люди сбегались к лежащей навзничь Магнолии, оживленно переговаривались, наклонялись над лицом, загораживая солнце.

Это было невыносимо. Она закрыла глаза и попыталась уснуть. Или умереть. Или сойти с ума. Только бы не думать, не осознавать свой позор, свою беспомощность. Не успела-таки спрятаться. Какой стыд…

Затарахтели мотоциклы, завыли какие-то сирены. Неужели военные ее так быстро нашли? Или, может, она лежит на деревенской улице

уже много времени, может, уже даже несколько часов?

Глаза открывать не хотелось. Ничего не хотелось. Оставьте меня, забудьте меня…

«Тебе самой решать, – сказал спокойный тихий голос прямо откуда-то из лобной доли ее мозга. – Будет, как захочешь. Но мы благодарны тебе – и предлагаем свою помощь».

«Благодарны? – мысленно пожала плечами Магнолия. – Кто может быть мне благодарен? Вы – это кто?»

«Разве ты не знаешь? – с легким удивлением сказал все тот же голос. – Мы – нижние супера. Ты нас освободила».

«Нижние? Не понимаю, – возразила Магнолия. – Когда, от кого, как?»

«Мы тоже не знаем как. Наверно, ты манипулировала с Главным пультом? Но теперь мы способны сопротивляться приказам, поступающим с Первого пульта».

«Где Виктор?» – сразу спросила Магнолия.

«Виктор остался там. Его ты не освободила. Большинство осталось там. Нас, получивших свободу, только тринадцать. У нас есть корм, у нас есть убежище. Если ты разрешишь, мы сейчас перенесем тебя туда. Ты устала, ты голодна. Тебе нужно отдохнуть и покормиться. А потом ты освободишь остальных суперов».

«А-а… – вздохнула Магнолия. – И вы от меня чего-то хотите. Но вы не понимаете, как все для меня сложно. Главный пульт? Наверно, это та живая дверь… Я была там – но я не знаю, как туда попала, и не знаю, как попасть туда еще раз. Если вы заботитесь обо мне только из-за этого, то лучше сразу бросьте. Я – недоделок, с меня мало толку».

«Ты плохо о нас думаешь».

«Извините. Тогда поступайте, как считаете нужным».

И сразу стало мягко.

– А-а-а! – нестройно закричал людской хор вокруг. И исчез. Остался там, на пыльной, горячей улице.

А внутри шелестели голоса.

«Друзья – осторожно. Здесь Магнолия».

«Она согласилась? Нас теперь четырнадцать!»

«Согласилась. Скорее: корм, питье, воздух».

Ее тело слегка покачивалось посреди мягкого касания.

«Опять со мной одни хлопоты всем», – подумала Магнолия, и ей снова стало ужасно стыдно…

Глава VII ЧАС НОЛЬ

1

Магнолия слегка помассировала веки. Голова болела неописуемо. И глаза. И корни волосы. И к этой боли примешивался дымный воздух над столом.

– Кушай, девушка, кушай, – попросил седоусый пастух, заботливо придвигая ей миску вареного мяса, исходящего жирным, тяжелым паром.

Он заботился вполне искренне. Эти пастухи, кажется, до сих пор не осознали странности соседей, объявившихся рядом с ними. Да они ведь их почти и не видят. Это только Магнолия все прогуливается по окрестностям. Потому что не ныряет. Потому что бестолковая. А остальные почти не ходят – только ныряют.

К горлу подкатил очередной приступ тошноты. Какой хищный, горбатый нос у седоусого… Но не страшный. Да и это мясо – наверняка лучшее из того, чем могут они ее угостить. Гостю здесь – всегда лучшее блюдо. А она как раз – гость. Пришла, села и гостюет.

Конечно, кабы не головная боль, она бы не пришла. Еще полчаса назад Магнолия и не подозревала, что будет гостить в этой одинокой глинобитной пастушьей хибаре – сакле. Просто гуляла как обычно – шла себе и шла. Перебралась через седловину перевала, полюбовалась ослепительно-фиолетовым небом, вздымающимся над иззубренными белоснежными горными пиками, – и вдруг как споткнулась о головную боль.

Боль вдруг вспучилась внутри черепа черным гнойным нарывом – и захотелось сесть. Тут же. Упасть, зарыться в землю. Магнолия, дрожа, спряталась от нее в эту пустую халупу. Она казалась пустой, тихой. Такой успокоительно-одинокой.

Магнолия зашла в нее просто передохнуть. Прийти в себя. Только бы не разнервничаться окончательно, не сорваться с тормозов. Только бы не поплыть по неведомым измерениям вновь. Она присела на краешек деревянной лавки под низким, провисающим потолком, отрицательно помахала ладошкой мальчику с сурово сросшимися бровями, внезапно явившемуся перед ней с мятой алюминиевой кружкой в руке. В кружке, как она заметила, бултыхалось какое-то белесое пойло, видимо, показывающее гостеприимство этой сакли. Усталому путнику сразу же предлагали напиться. Да только ей было не до гостеприимства… Она собиралась, переждав чуть-чуть, встать и уйти.

Но она недооценила свою головную боль. В оцепенении, тяжело дыша приоткрытым ртом, она просидела гораздо дольше, чем рассчитывала. Уже давно нужно было встать и уйти. Домой, в Пещеры. Но уже вечерело. Пастухи – отец и старший брат этого мальчика – уже загоняли отару под лай своих собак. И, когда увидели ее, она стала дорогим гостем.

– Сейчас ужинать будем, – радостно улыбаясь, объяснил седоусый хозяин, –

сейчас сядем, отдохнешь, согреешься. Вот, бурку возьми, девушка. Хорошая, теплая бурка!

Все равно нужно было уйти. Из этого уютного средневекового гостеприимства. В Пещеры. Где ее ждут и любят, холят и лелеют. И где она – пленница. Несчастная пленница нижних суперов. Они-то сами, бедные, считают, что это они – ее пленники. Все надеются, что она как-нибудь расщедрится, сделает некое небольшое – совсем-совсем маленькое! – усилие и поднырнет прямо к Главному пульту. Ну, в самом деле – это же так просто: взять и поднырнуть. Для них самих в этом никаких проблем нет, и как Магнолия ни объясняла, что не может, что просто не в состоянии нырнуть куда-то через пространство, они-то помнят – один раз у нее получилось, значит, она только ленится. Нет, прямо никто ее в лени не обвинит – все улыбаются как заведенные, стоит появиться – только и слышишь: «Мага, Мага!» Уважают… У них, кажется, сложилось мнение о ней как о яростной пацифистке. Что это из-за своих пацифистских убеждений она не желает участвовать в общей борьбе против верхних суперов. Вот и ублажают всячески. Пытаются склонить на свою сторону. Бедные – не понимают, что ничем она на самом деле им не поможет… Золушка-замарашка, только нет у нее хрустального башмачка. Нету! Когда-нибудь они разоблачат ее, да будет поздно…

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru